Елена Сидорова

pixabay.com

Аккредитация вузов: зачем делить на три?

В России обсуждается создание новой системы государственной аккредитации вузов, которые предлагается разделить на три типа – базовые, продвинутые и ведущие. При этом базовый вуз должен будет заместить большую часть предметов онлайн-курсами, разработанными, в свою очередь, ведущими вузами. Кто-то эту идею поддерживает, считая нововведение оправданным, кто-то говорит о посягательстве на автономию университетов. Узнаем, что по этому поводу думают представители научно-образовательной среды Тюмени.
Аккредитация вузов: зачем делить на три?
Баграт Пхаладзе_150.jpg
Баграт Пхаладзе,
руководитель
лингвистического центра
Priorita:

– У меня неоднозначное отношение к обсуждаемой инициативе, скорее эмоциональное, чем профессиональное. Мы уже потеряли классическое российское образование, введя Болонскую систему высшей школы, с до конца не ясными простому народу и работодателю псевдонаучными степенями (бакалавриат и магистратура). Мне кажется, что введение трех типов аккредитации обусловлено вовсе не желанием что-то улучшить, а необходимостью последнего десятилетия сокращать издержки, по-простому – экономить.

По всей видимости, львиной доле вузов придется уволить свой педагогический состав, в нем не будет нужды. Без работы останутся научные сотрудники, без вменяемого образования – мы. Более того, в таких условиях нам нужно будет вовсе забыть про желание продвигать российскую науку. В регионах этому будет некому заниматься.

Елена Арбатская_150.jpg
Елена Арбатская,
доцент кафедры
журналистики ТюмГУ:

– Как преподаватель я онлайн-лекции только приветствую. Однако идея поделить вузы на три категории лично мне кажется странной. И не только потому, что даже в самом захудалом вузе могут быть блестящие преподаватели. Основную проблему я вижу в том, что выбор за студента будут делать чиновники. В том числе, возможно, те самые, что лишали лицензии Европейский университет и «Шанинку» – вузы, которые по академическим показателям во многих областях гуманитаристики являются лидерами. Или те, кого Диссернет (сетевое сообщество ученых) заподозрил в плагиате.

Ну и еще немаловажный момент. Преподаватели вузов – это существенная часть гуманитарной интеллигенции регионов. Если лишить их возможности подготовки собственных курсов, лучшие из них начнут город покидать. Остальные станут профессионально деградировать. Возможность разрабатывать индивидуальные курсы – это то, что заставляет преподавателя расти.  Семинары в придачу к записанным лекциям вряд ли будут блестящими. Одно дело, когда аспирант ведет семинар «за профессором» – это один из путей, которые формируют «школу». Другое – когда лекторы навязаны.     

Я боюсь, что если «дело выгорит» вместо «разных людей» мы получим людей одинаковых, учившихся по одним и тем же, прошедшим через чиновничьи фильтры, записанным лекциям. И в то же время надеюсь, что этого не произойдет. Нам нужно больше лекций, хороших и разных, записанных преподавателями лучших университетов мира и России, в том числе из регионов. А решать, какие выбрать, должен только студент.


Татьяна Гостева_150.jpg
Татьяна Гостева,
специалист по учебно-методической
работе Тюменского
кардиологического научного центра,
филиала Томского НИМЦ:

– Тюменский кардиологический научный центр осуществляет подготовку кадров высшей квалификации в ординатуре и аспирантуре по кардиологии. И мы также проходим процедуры лицензирования и аккредитации, которые в настоящее время частично дублирует друг друга и носят документальный характер. Для нас же важнее знания, навыки и умения, которые получает обучающийся. Возможно, объективные критерии оценки, вроде рейтингов и индексов цитирования, пойдут на пользу системе, но в то же время уже хочется стабильности, вместо ежегодно меняющихся требований к программам.  

Считаю, что профессора медицины должны передавать свой опыт и знания, то есть иметь возможность именно учить молодых врачей и ученых, а не заниматься большую часть своего времени «переделкой» документации под постоянно меняющиеся стандарты.

Онлайн-курсы – идея интересная (хоть и не новая), главное, чтобы обошлось без перегибов в медицине – не хотелось бы попасть на прием к молодому специалисту (врачу-кардиологу), который обучался полностью в сетевом режиме. Дистанционное обучение отлично подходит для практикующих врачей, чтобы быть в тренде мировых разработок, а также для обмена опытом. Для подготовки же новых кадров важно живое общение с преподавателем, возможность задать уточняющий вопрос в ходе лекции, к примеру. Поэтому так важно, на мой взгляд, найти «золотую середину» между дистанционным и «живым» обучением.

Cветлана Колчанова_150.jpg
Светлана Колчанова,
преподаватель,
руководитель языковой
студии English Coaching:

– Онлайн-платформы для изучения любого предмета, безусловно, отличная вещь. Многократно проходила курсы, слушала лекции на платформах FutureLearn, Coursera, массу языковых от Duolingo, Memrise и еще много чего. Второе образование включало онлайн-лекции наряду с очными тьюториалами. В вузе давно не работаю, мало знакома с теперешними формальными требованиями. Мнение, соответственно, строго субъективно. Очень не нравятся любые ситуации отсутствия выбора. А это именно тот случай. Если вузы будут аккредитироваться, исходя из критериев: есть онлайн-лекции – нет онлайн-лекций, ничего хорошего это не сулит. Из маленьких «базовых» университетов вытеснятся те крупинки гениальных преподавателей, которые всегда есть, а «ведущие» вузы формализуют даже отличные лекции до неузнаваемости.

Преподаватели и кафедральные советы сами должны решать, какие лекции есть смысл оставить очными, какие разумнее увести в онлайн. Не все студенты готовы воспринимать данные по другую сторону экрана, не только потому, что у всех разные способы восприятия информации, но и потому, что на процесс обучения критично влияют личностные характеристики преподавателя, которые не всегда можно проявить на онлайн-платформе. Одним словом, онлайн-лекциям – быть, очным лекциям – быть! Включать их в критерий для аккредитации – ну разве что бонусно, опционно!