Богдан Логинов

Проверок – меньше, штрафов – больше

С каждым годом в России уменьшается количество налоговых споров в судах, но одновременно снижается и число дел, которые выигрывают налогоплательщики. Оказывается, не менее важна тактика компании на досудебной стадии. О том, какие приемы используют фискальные органы во время выездных проверок, к чему особенно придираются, а также о примерах характерных налоговых споров на Налоговом форуме 2018 в Тюмени рассказала Баира Шарманжинова, юрист практики по урегулированию споров с государственными органами, PwC Россия.
Проверок – меньше, штрафов – больше

Досудебная стадия

По словам эксперта, с каждым годом количество выездных налоговых проверок в стране уменьшается, и это, безусловно, хорошая новость для всех налогоплательщиков. Так, если в 2016 году в России состоялось 22 594 проверки, то в 2017 – 17 561. Однако если обратиться к объему финансовых потерь, которые несут предприятия в результате проверок, и суммам доначислений, поводов для радости будет гораздо меньше. Они растут. По сути, 99% всех проверок заканчиваются выявлением нарушений и штрафами. Например, в 2017 году лишь 206 проверок не принесли проблем бизнесу.


ВО ВРЕМЯ СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА НАЛОГОВЫЕ ОРГАНЫ НЕРЕДКО ИСПОЛЬЗУЮТ ТАКТИКУ ДАВЛЕНИЯ, ПРИВЛЕКАЮТ К УЧАСТИЮ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ФНС



Один из основных трендов сегодня заключается в том, что налоговый контроль перемещается на досудебную стадию. К слову, налоговым кодексом она не урегулирована. Обычно в ходе этого периода фискалы запрашивают информацию о деятельности налогоплательщика, его хозяйственных операциях и контрагентах.

Баира Шарманжинова_150.jpg
Баира Шарманжинова,
юрист практики по
урегулированию споров
с государственными органами,
PwC Россия

– В принципе, назначая проверку, налоговый орган уже понимает, где искать, и какова будет потенциальная сумма доначислений, – говорит Баира Шарманжинова. – Сама проверка превращается в сбор доказательств для правонарушений.

Налоговикам важно не только выявить нарушение, но и установить виновных, это дает возможность доначисления штрафа в двойном размере. Как отмечает эксперт, способы действия ФНС не ограничиваются только выездной проверкой и мерами, предусмотренными в Налоговом кодексе. Берутся на вооружение все возможные правовые механизмы взыскания задолженности.

Обычно на досудебной стадии жалобы и претензии налогоплательщиков удовлетворяются весьма редко. Происходит это в силу того, что налоговые органы жонглируют законодательными нормами или доказательствами исходя из того, как их выгодно интерпретировать. Поэтому досудебная практика не очень эффективна с точки зрения разрешения налоговых споров.

Операции, которые привлекают особое внимание фискалов в ходе проверок:

  • сделки с иностранными контрагентами (выплаты роялти, процентов за рубеж, подтверждение фактического права на доход);
  • сделки с взаимозависимыми лицами и внутригрупповые расходы;
  • любые крупные сделки;
  • необоснованная налоговая выгода (добросовестность поставщиков, документальная подтвержденность операций);
  • риски, специфичные для отрасли (льготы по НЛПИ).

Судебные споры

Количество налоговых споров в судах сегодня постоянно уменьшается. Но одновременно с этим уменьшается и число дел, которые выигрывают налогоплательщики. Баира Шарманжинова уверена, что активная позиция предприятия на досудебной стадии – залог успеха в суде. Именно на предварительном этапе нужно представлять доказательства, способные поддержать позицию компании. Непредоставление этих документов впоследствии может быть расценено как недобросовестное поведение.


НАЛОГОВИКАМ ВАЖНО НЕ ТОЛЬКО ВЫЯВИТЬ НАРУШЕНИЕ, НО И УСТАНОВИТЬ ВИНОВНЫХ, ЭТО ДАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ДОНАЧИСЛЕНИЯ ШТРАФА В ДВОЙНОМ РАЗМЕРЕ



Во время судебного процесса налоговые органы нередко используют тактику давления, привлекают к участию представителей ФНС. При этом практика по аналогичным делам в различных регионах не отличается единообразием. Соответственно, очень сложно оценить перспективы того или иного судебного разбирательства.

Налоговики все чаще используют в своих интересах статью 45 Налогового кодекса, которая позволяет взыскивать задолженность не с должника, а с зависимой (аффилированной) организации. И суды, как правило, принимают сторону фискалов, если видят согласованные действия сторон по уклонению от уплаты налогов. Тренд подкрепляется развитием правоприменительной практики взыскания задолженности через процедуру банкротства в рамках субсидиарной ответственности.

Еще один «прием», который использует ФНС для того чтобы доначислить налоги – переквалификация активных доходов предприятия в пассивные. В качестве примера Шарманжинова приводит следующее дело. У юрлица был договор с иностранной компанией, которая оказывала ему определенные услуги. Налоговики пришли с проверкой и выяснили, что фактически услуги оказаны не были, а деньги за них перечислены. В итоге доходы от активной деятельности переквалифицировали в «пассив», а юрлицу доначислили налоги. Дело налогоплательщик проиграл, его позицию не поддержал и Верховный суд.

Но есть все-таки и положительные примеры действия правоприменителей. Так, в 2013 году некая компания допустила ошибку в одном из отчетных периодов. Но в следующем году исправилась, подав уточненную декларацию и доплатив недостающую сумму. Вскоре случилась налоговая проверка. Инспекторы увидели и ошибку, и тот факт, что она была исправлена. Однако это их нисколько не смутило. Ничтоже сумняшеся они повторно доначислили недостающую в 2013 году сумму налога. Отстоять свою правду «обиженной» организации удалось только в Верховном суде, который решительно заявил: повторное взыскание недоимки недопустимо!