Ноябрь 2018

Валерия Абилькенова

Как подготовить сотрудников к допросу налоговиков

Без допроса свидетеля, будь то уборщица офиса, кладовщик или контрагент, не обходится почти ни одна выездная налоговая проверка. Ее основная цель – найти нарушения, чтобы дополнительно начислить налоги, пени и штрафы. Ясно, что это не входит в планы налогоплательщика, его задача – минимизировать финансовые потери.  Игнорировать процедуру – рискованно. Поэтому владельцу бизнеса хорошо бы подготовить свидетелей (как правило, сотрудники) к этой процедуре. А это – целая наука. О ее тонкостях на налоговом форуме, который прошел 16 ноября в Тюменском технопарке, рассказал Константин Сасов, кандидат юридических наук, адвокат (Pepeliaev Group, Москва).
Как подготовить сотрудников к допросу налоговиков
Константин Сасов_150.jpg
Константин Сасов,
кандидат юридических наук,
адвокат
(Pepeliaev Group, Москва):

– Свидетельские показания могут стать доказательством как налогового правонарушения, так и его отсутствия. Свидетель – гибкий материал. Он может вспомнить, а может не вспомнить; может обвинить, а может оправдать.

Пример: громкое дело ЗАО «Опытный завод «Нефтехим», которое три года назад рассматривал Верховный Суд РФ. Завод заподозрили в подмене химического реагента на воду. Предприятие выиграло спор в трех инстанциях. Но налоговая инспекция настаивала: есть свидетельские показания завсклада, который сказал, что «товара на складе не было». Суды не приняли протокол этого допроса в связи с процессуальным нарушением (завскладом допросили на бегу, не сообщив прав и обязанностей и т.д.). Но Верховный Суд указал, что этот огрех можно устранить при повторном рассмотрении дела, вызвав завсклада в суд. Дело было направлено на новое рассмотрение. Человек выступил в суде первой инстанции и фактически опроверг всю первичную документацию о спорном товаре, которая была у завода: и декларации, и договор, и рецептуры, и акт инвентаризации. Все полетело в прах, потому что он сказал: «товара на складе не было». Верховный суд принял его свидетельство как ключевое доказательство. Так что ценность свидетельских показаний невероятно высока, и налоговые органы охотно берутся за допросы.

Поэтому на допросы свидетелям хорошо бы ходить с адвокатом, хоть ФНС это и не приветствует.

Зачем свидетелю адвокат?

  1. Адвокат контролирует допрос и его ход, фиксирует нарушения на диктофон и в протокол.
  2. Адвокат отводит некорректные вопросы и вопросы, не относящиеся к предмету проверки.
  3. Адвокат противодействует уловкам налогового инспектора (уловок этих много, о них – ниже).
  4. Адвокат – это моральная поддержка свидетеля.
  5. Адвокат понимает подоплеку вопросов и может пояснить их свидетелю.
  6. Адвокат анализирует протокол допроса, исключает ошибки в ответах свидетеля (ситуации, когда свидетель говорит одно, а в протоколе его ответ содержит противоположную информацию, нередки. Инспекторы, как правило, надеются на то, что свидетель устал и невнимательно будет читать длинный протокол допроса). 

Три «золотые правила», которые должен знать свидетель 

1. Свидетель не должен бояться! Допрос – не исповедь, не беседа по душам, это – поиск следов необоснованной выгоды налогоплательщика. Если на допросе пугают уголовной ответственностью или, наоборот, говорят, что за обман ничего не будет, – это неправда. В налоговых отношениях свидетелей не привлекают к уголовной ответственности. За дачу заведомо ложных показаний предусмотрен только штраф 3000 руб. (ст. 128 НК). Заведомая неправда означает умышленные действия свидетеля, а за его добросовестное заблуждение или его плохую память ответственность не предусмотрена. Не стоит пугаться решетчатых дверей и кобуры под мышкой инспектора (и такое бывает).


НА ДОПРОСЫ СВИДЕТЕЛЯМ ХОРОШО БЫ ХОДИТЬ С АДВОКАТОМ, ХОТЬ ФНС ЭТО И НЕ ПРИВЕТСТВУЕТ



2. Свидетель должен спокойно и уверенно говорить только правду. Статус свидетеля предполагает, что он лично присутствовал при событиях, сам что-то исполнял, наблюдал и без посредников об этом должен знать. Не надо пересказывать сплетни, слухи, излагать собственные рассуждения и интерпретации событий. Если информация вторична, свидетель должен указать на точный источник этой информации. 

Инспектор сформулирует вопросы так, как он задумал. Он понимает, какую информацию он хочет получить от свидетеля. Например, можно услышать такой вопрос «Векселя?» Свидетель же вправе попросить развернутый вопрос, ему не достоит домысливать, он имеет право знать, для чего и почему ему задают эти вопросы и как будут использованы его ответы, к каким выводам можно прийти на их основании. На абсурдный вопрос надо давать такой же ответ: «Векселя!» Не стоит злоупотреблять отрицательными ответами, правильнее давать развернутый отрицательный ответ: «Я не знаю, потому что это не входит в мои профессиональные обязанности» и т.п.



ЕСЛИ НА ДОПРОСЕ ПУГАЮТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ ИЛИ, НАОБОРОТ, ГОВОРЯТ, ЧТО ЗА ОБМАН НИЧЕГО НЕ БУДЕТ, – ЭТО НЕПРАВДА



3. Правда должна быть записана в протоколе. Константин Сасов подчеркивает значимость протокола: «неважно, что сказал, важно, что подписал!» Поэтому протокол нужно читать внимательно. См. пункт 6 выше! Свидетель имеет право исправить свои показания, если к чтению протокола они у него изменились.

На какие уловки идут лица, которые проводят допрос?

  • Инспектор пытается исключить участие юриста: вам есть что скрывать? Вы что – боитесь? Часто можно услышать доводы инспектора о том, что посторонние на допросе не нужны или что неверно оформлены отношения адвоката и свидетеля. Такие аргументы незаконны. В бланке протокола допроса свидетеля, утвержденном ФНС, есть даже специальные графы «Участие в допросе иных лиц» и «Замечания иных лиц». 

    Представитель свидетеля – это не представитель налогоплательщика. Ему нотариально заверенная доверенность не нужна. Этот вывод также подтверждает ФНС (письмо от 31.12.2013 № Д-4-2/23706@). Соглашение же с адвокатом по Закону об адвокатуре и адвокатской деятельности можно заключить и в устной форме. За верность своих ответов свидетель отвечает лично, он подписывает каждый лист протокола. 
  • Инспектор не хочет слышать правду по спорному вопросу. Например, о том, что спорные контрагенты реально работали с компанией. Как этому противостоять? Имеющий ценную информацию свидетель может настоять на развернутых ответах на вопрос инспектора. 
  • Инспектору нужна негативная информация. Когда бухгалтера спрашивают про склад, а кладовщика про бухгалтерию, бухгалтер отвечает: «Я не знаю, как выглядит товар на складе», а кладовщик: «Я не знаю, как ведется бухучет». И тогда проверяющие делают вывод, что налогоплательщик недобросовестный, а его должностные лица ничего не знают либо скрывают информацию, товара не было и бухучет не ведется. Противостоять этой уловке помогут развернутые ответы, например, такой: «…поскольку это не входило в мои должностные обязанности». 
  • Инспектор утрирует или по-своему интерпретирует ответ свидетеля: «Я правильно понял, что ваша договорная работа ведется так-то и так-то?» Свидетель не должен повторять чужие слова. Подгонка его ответов под нужную формулу – это фальсификация доказательства налогового правонарушения.  
  • Инспектор заявляет: «Нам все про вас известно!» или «Другие свидетели говорят иначе!» Эта уловка действует на психологически неподготовленных людей. Свидетель должен сказать: я отвечаю за себя! Свидетель не связан показаниями других свидетелей. 
  • Инспектор проводит допросы ночью или не делает перерывы на прием пищи. Это подавляет волю свидетеля и негативно влияет на достоверность его показаний. 
    В Налоговом Кодексе нет временных ограничений допроса и запрета на допросы по ночам. Но УПК запрещает допросы длительностью свыше 8 часов (без перерыва на прием пищи допрос может длиться не более 4 часов) и ночные допросы (с 22.00 до 6.00). Эти правила можно применить по аналогии. Напомнить о них инспектору и предупредить о том, что их игнорирование будет восприниматься как форма давления на свидетеля, может адвокат. 
  • Инспектор проводит допрос по месту жительства свидетеля – это самый плохой допрос. Закон не запрещает такой вариант. Но дома свидетель пытается быть вежливым и гостеприимным, уступает требованиям инспектора и подписывает то, что в другой обстановке подписать бы не согласился. Кроме того, в условиях внезапности затруднительно обеспечить адвокатское сопровождение свидетеля. Но право на неприкосновенность жилища гарантировано статьей 25 Конституции. Свидетель вправе, но не обязан давать показания по месту своего нахождения (ч. 3 ст. 90 НК). Он может предложить вызвать его на допрос повесткой в налоговый орган в рабочее время, куда он явится в присутствии адвоката или представителя проверяемого налогоплательщика. 


ИНСПЕКТОР ЗАЯВЛЯЕТ: «НАМ ВСЕ ПРО ВАС ИЗВЕСТНО!» ИЛИ «ДРУГИЕ СВИДЕТЕЛИ ГОВОРЯТ ИНАЧЕ!» ЭТА УЛОВКА ДЕЙСТВУЕТ НА ПСИХОЛОГИЧЕСКИ НЕПОДГОТОВЛЕННЫХ ЛЮДЕЙ



  • Инспектор проводит допрос с участием полиции, ставит видеокамеры, диктофоны, может в свою очередь пригласить свидетелей. Но даже при этом ответственность свидетеля за дачу ложных показаний для целей налогового контроля не становится уголовной. Полицейских часто привлекают специально, чтобы создавать давящую атмосферу. Поэтому лучше, чтобы допрос проходил в присутствии адвоката или юриста предприятия. Инспектор, скорее всего, согласится на разумные условия свидетеля, если для него наличие его показаний важнее, чем их отсутствие.

Свой мастер-класс Константин Сасов резюмировал коротко:

– Не бойтесь быть свидетелем, говорите правду и внимательно читайте протокол допроса!