Светлана Таран

пресс-служба бизнес-омбудсмена Тюменской области, из личного архива Л. Невидайло

Лариса Невидайло: остаюсь сама собой

Лариса Невидайло, пожалуй, уже стала одним из брендов нашего региона. Возглавляя успешную ресторанную компанию, она не побоялась уйти в чиновники, став 5 лет назад омбудсменом по правам предпринимателей. О том, чего ей это стоило, какими победами на этой должности она гордится, и почему сегодня живет интереснее, чем в молодости, Лариса Кирилловна рассказала NB Life.
Лариса Невидайло: остаюсь сама собой

– «День знаний» для предпринимателей прошел в Тюмени уже в шестой раз. В чем практическая польза такого мероприятия?

– Шесть лет назад, когда мы только начинали, на форуме присутствовали всего 80 человек. Но после была мощная обратная связь. Три фактора сделали это мероприятие успешным: первый – это получение предпринимателями новых знаний, второй – обмен опытом, третий – диалог с властью.

Форум в этом году собрал уже 1500 человек. Пожалуй, его главная составляющая – площадка «Власть и бизнес». Не формальный, а конструктивный диалог, где бизнес может получить от власти обратную связь и ответы на все интересующие вопросы, подобного нет ни в одном регионе. Некоторые секции на самые востребованные темы у нас повторяются из года в год, например, налоговая безопасность. Как ни странно, всегда популярна тема «Женское предпринимательство». А некоторые секции продиктованы временем, такие как «Масштабирование бизнеса», «Инвестиции в интернет», «Будущее наступает сегодня».

Наш форум ценен еще и тем, что среди спикеров, как федерального масштаба, так и тюменских, только практики. Темы секций мы планируем по запросу предпринимателей. Подготовка мероприятия требует больших эмоциональных и временных затрат, я каждый раз думаю, что провожу его в последний раз, но в финале чувствую колоссальный подъем и желание сделать следующий «День знаний» еще более интересным и полезным. Уверена, наш форум внес большой вклад в развитие инвестиционной привлекательности региона.

– Может ли тюменский «День знаний» для предпринимателей претендовать на федеральный уровень?

– Мы, признаюсь, уже считаем его федеральным. Присутствие на форуме депутатов Государственной думы РФ, членов Генсовета «Деловой России», федеральных спикеров, их настойчивые просьбы масштабировать наш форум о многом говорит. А в прошлом году, например, обсуждаемые на форуме вопросы легли в повестку заседания Государственного совета при президенте РФ. 

– В сентябре вас уже на второй срок назначили уполномоченным по защите прав предпринимателей. А пять лет назад как и кем принималось решение о вашем назначении?

– Президент страны поручил Борису Юрьевичу Титову создать и возглавить институт омбудсменства в России, в то время он был председателем «Деловой России», соответственно, опирался на тех людей, кого знал и с кем бы хотел продолжить работу. Как все в моей жизни это тоже было с нуля.

– Как вообще выбирается человек на эту должность?

– Алгоритм простой. Четыре основных общественных организации: РСПП, Торгово-промышленная палата, «Деловая Россия» и «Опора России» предлагают свои кандидатуры. Затем их согласовывают губернатор и уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте России Борис Титов. После процедуры согласования губернатор подписывает приказ о назначении.

– А кроме вас другие кандидатуры были?

– Пять лет назад – да. А в этот раз получилось так, что все общественные организации выдвинули и поддержали только мою кандидатуру. Знаю, что в других регионах идет борьба за этот пост, но у нас как-то все спокойно.

– Были ли сомнения? Ведь это крутой вираж – из бизнесменов в чиновники?

– Все получилось логично. Я больше двадцати лет занималась бизнесом, и все проблемы, с которыми сталкиваются предприниматели, мне известны, кроме этого, восемь лет плотно работаю с бизнесменами в «Деловой России». И уже в чем-то другом себя и не вижу. Конечно, перейти во власть было труднее. В управлении компанией все зависит только от тебя, приняв решение, ты его доводишь до ума и можешь влиять на процесс. На новой должности мой мозг разрывался, и дискомфорт преследовал долго. Но в какой-то момент я поняла, что приношу пользу и от меня есть толк. А вначале чувствовала себя настоящим Бэтменом в стремлении помочь всем и каждому. Но законы есть законы. Приходит предприниматель ко мне на прием, проблема его понятна, и кажется, что решу ее в два счета. А по закону, оказывается, я ее решить не могу, потому что упирается она в федеральный закон. На региональном уровне проще, местная власть меня всегда слышала и шла навстречу. А вот на федеральном вносить законодательные изменения невероятно сложно. работать надо не только с жалобами, но и на предупреждение. Что это значит? Появилось какое-то нововведение в законодательстве, мы сразу проводим обучающие семинары для предпринимателей. Малый и средний бизнес не успевает своевременно реагировать на изменения, поэтому я и моя команда стремимся превентивно решить проблему – до того, как с ней столкнется предприниматель.


НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ ПРОЩЕ, МЕСТНАЯ ВЛАСТЬ МЕНЯ ВСЕГДА СЛЫШАЛА И ШЛА НАВСТРЕЧУ


– Насколько ваши ожидания совпали с реалиями? Ведь это не только представительство в Москве, но и работа с предпринимателями 26 муниципальных образований юга области?

– Я даже не представляла, насколько большая Тюменская область. В первый год постаралась объехать максимальное количество мест, 1200 км за день – не предел. Что касается ожиданий, то их не было, существовали задачи, которые требовалось решать, бралась и делала. Сейчас, по прошествии времени, понимаю, что делала все правильно.

– С кем выстраивать диалог было сложнее всего?

– Самая главная трудность изначально заключалась в том, что с одной стороны предприниматели не понимали, что за птица такая «омбудсмен», а другие – не верили, что я могу чем-то помочь. Одни приходили приходили с разными просьбами, например, помочь взять кредит или за господдержкой. Сейчас эта трудность осталась позади

– Были и есть те, кто негативно воспринимает вас на этом посту, дескать «омбудсмен Невидайло никакой». Почему так происходит?

– Возможно, потому, что законы пишут одни, а работают по ним другие. Сегодня государство идет по пути контроля денежных потоков во всем – это и ККТ (контрольно-кассовая техника), ЕГАИС алкоголь, электронная сертификация «Меркурий», чипирование шуб, ЕГАИС лес. Что касается последнего, закон приняли, систему выпустили, но она не интегрирована с другими программами, даже с 1С. И предприниматель, который легально ведет свой бизнес, не может избежать штрафов. В нашем регионе таких штрафов уже на 800 тыс. руб. И я бьюсь во все двери, чтобы данную проблему решить, она общероссийская. А еще, в большинстве своем, эти слова принадлежат тем, кому мы в силу объективных причин не смогли помочь. Ну не могу я отменить то или иное решение, которое уже принял суд. Никто не может этого сделать. И голос «негатива» всегда громче голоса «позитива». Это во всех сферах так.


СЕГОДНЯ Я НА ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЕ И ПО-ПРЕЖНЕМУ ОСТАЮСЬ САМА СОБОЙ


– Чья оценка вашей деятельности для вас наиболее важна?

– Конечно, предпринимателей. Для меня нет разделения на бизнес крупный и мелкий, если мне удается помочь конкретному человеку, пусть это даже ИП, я счастлива.

– Три повода для гордости: чего удалось добиться на посту омбудсмена?

– Поводов для гордости, конечно, больше, чем три. Но если нужно три, то выделю вот что: я горда тем, что мы на системной основе стали проводить обучающие семинары по нововведениям. Раньше такого не было. Это позволяет предпринимателям избежать огромного количества штрафов.

Второе – то, что у нас в области действует ЕНВД 5%, и все регионы нам в этом завидуют. В свое время я вышла на губернатора с предложением сделать этот налог минимальным и единым для всех видов деятельности.

Третье – нововведения, которые коснулись ККТ. Мы вышли на думу и сумели внести поправки к «Перечню местностей, которые применяют контрольно-кассовую технику». Нам удалось отменить обязательное использование ККТ в удаленных деревушках, там, где отсутствует интернет-покрытие.

– А что не удалось?

– Внедрить патент для самозанятых – это как сражение с ветряными мельницами. Очень важная законодательная инициатива, тщательно нами проработанная, я защищала ее в Москве. Мы предлагали для 43 видов деятельности возможность покупки патента, это особенно важно для людей, которые не работают по найму. Патент можно было бы приобрести в МФЦ за символические деньги и на короткий срок. В случае, если у предпринимателя все получилось, предполагалась его пролонгация. Все было продуманно. Государство в этом случае получало бы хоть и небольшие, но все-таки деньги. В итоге выходит закон, в котором вместо 43 видов деятельности – 3 вида деятельности (няни, уборщицы и репетиторы), и у них льготы только на 2017-18 годы, когда они не платят налоги. Закон извратили до неузнаваемости, от наших предложений не осталось ничего. Неудивительно, что за год таким образом зарегистрировались всего одна тысяча человек по всей России. А что это дает самозанятым? Легализацию бизнеса, возможность взять кредит, воспользоваться льготами, фиксируется стаж и отчисления в пенсионный фонд… Этот закон был моим серьезным разочарованием.

– Вы – человек публичный, очень активный пользователь соцсетей, чем существенно отличаетесь от других чиновников, тщательно скрывающих свою частную жизнь. Что дает эта открытость?

– Я открытый человек и всегда такой была. Знаете, однажды, еще занимаясь бизнесом, пригласила одного на тот момент очень модного и титулованного бизнес-тренера из Москвы. Он мне тогда настойчиво советовал быть более закрытой, мол, не надо говорить в интервью, что когда-то я работала официанткой, что должна быть дистанции в общении с сотрудниками и т.д. По его мнению, это портило мой имидж. Я задумалась. Потом решила, что, наверное, мне, действительно, нужно быть более закрытой… И пару месяцев себя реально ломала, пытаясь стать такой. Ощущала дискомфорт, в итоге это не пошло на пользу бизнесу. И я вернулась к себе прежней. Я сомневающийся человек, и часто меня поддерживает старший сын, в такие моменты он говорит: «Мама, ты себя уже сделала, и за тобой есть результат. Не парься!» Сегодня я на государственной службе и по-прежнему остаюсь сама собой.

– В каких ситуациях вы закрываетесь?

– Такого, пожалуй, не бывает. Кризисные ситуации делают меня сильнее.

– В бизнесе вы чаще полагались на интуицию или на скрупулезный просчет всех деталей?

– Только на интуицию. Все, что было детально просчитано, у меня не работало.

– Как вы думаете, у ресторана есть «срок годности»? Можно ли оставаться притягательным местом долгое время, ведь вкусы публики так непостоянны?

– Если верить отечественной бизнес-литературе, то каждые три года в ресторане нужно делать ребрендинг. Возможно. Но у меня получалось 10 лет успешно держать «Максим» на плаву. Новые фишки, конечно, нужны постоянно. Когда я стала изучать зарубежный опыт, поняла, что это не так. Там есть рестораны со столетней историей, и владельцы бояться даже делать ремонт, не говоря уж про ребрендинг. Или вот пример. Кофейне на ул. Семакова в этом году исполнилось 16 лет, когда спустя 10 лет мы сделали там ремонт и многое поменяли кардинально, нашлось много недовольных, у них с этим местом были связаны личные эмоции. «Посейдон» и «Чум», мне кажется, никогда не устареют.

– Нужно ли из шеф-повара делать звезду?

– Разные мнения существуют на этот счет. Я люблю себя окружать сильными и талантливыми людьми, поэтому в «Максиме» всегда работают звезды. Да, с ними нелегко, да, они когда-нибудь уходят. Но от неамбициозного человека и толку мало.

– Лучшее вложение, которое вы когда-либо делали?

– Я много души вложила в команду «Максима» и искренне горжусь ей. Найти деньги для того, чтобы открыть ресторан – не проблема. Человеческий ресурс – это главное.

– Помните, на что потратили свой первый заработанный миллион?

– На открытие очередного ресторана.

– Уверена, что в вашей жизни было много встреч с яркими и неординарными людьми. Общение с кем на вас повлияло в большей степени?

– Если вспоминать детские годы, то это моя учительница русского языка и литературы. Не могу не вспомнить Вадима Анатольевича Варнакова, свой первый ресторан я купила у него. Михаил Бирман не только убедил меня открыть ресторан в филармонии, но и познакомил со многими артистами. Борис Титов, который помог выйти на новый для меня виток жизни.

– Вы изначально готовили детей к тому, что им предстоит продолжить ваше дело и заниматься ресторанным бизнесом? Было ли у них право выбора?

– У них абсолютное право выбора. Ресторанным делом занимается только старший сын. Он – молодец, и не только потому, что продолжает мое дело, но и потому, что женился на прекрасной девушке Виктории, которая занимает мою должность в холдинге. Средний сын еще в поиске себя. А младшая дочь увлекается роком и прекрасно играет на гитаре.

– Как складываются ваши отношения с возрастом?

– Шикарно. Мне кажется, что я живу сейчас интереснее, чем в молодости. У меня плотный график, иногда я, конечно, постанываю, но по большому счету кайфую от происходящего. Несмотря на занятость, нахожу время следить за собой, с удовольствием занимаюсь боди-балетом, затанцевала в 55 лет!

– Кто готовит у вас дома?

– По выходным готовлю я. Очень люблю это дело. И поскольку мой муж охотник, обожаю готовить блюда из дичи. Чем проще блюдо, тем лучше.

– Какую музыку слушаете, когда едете в машине?

– Чаще это не музыка. Слушаю что-нибудь полезное. Вчера, например, Стивена Кови «7 навыков высокоэффективных людей». Инстаграмм и Фейсбук пролистываю.

– Какие привычки сопровождают вас всю жизнь?

– Буквально еще неделю назад сказала бы – чашка кофе. Очень естественно перешла на чай. Без бани я не могу, очень ее люблю.

– Какое событие в своей жизни вы хотели бы пережить и прочувствовать еще раз?

– Это уже невозможно пережить, но я помню, как рожала каждого своего ребенка и как счастлива была.