Светлана Таран

из архива Дмитрия Ефимова

Безумный мир Дмитрия Ефимова

Дмитрия Ефимова, бессменного руководителя театра танца «Европа», в Тюмени знают, как успешного и талантливого хореографа, постановки которого всегда собирают аншлаги. Он уже давно живет на две страны и делает все для того, чтобы его коллектив выступал в Европе. О том, почему в Тюмени его душит депрессия, какой спектакль он мечтает поставить и когда он почувствовал себя звездой, Дмитрий рассказал NB Life.
Безумный мир Дмитрия Ефимова

– Почему обязательно стоит посмотреть юбилейное шоу «Нас миллионы»?

– Мне понравилось ваше слово «обязательно». Во-первых, театру танца «Европа» двадцать лет. Это тюменский коллектив, единственный в городе, который собирает аншлаги, говорю это, не льстя себе и своим танцорам. Мало того, что у нас полные залы, это происходит не один день, а целую неделю. Последнее, что мы сыграли – спектакль «Парфюмер». Он был показан три раза по неделе, всего где-то 43 раза и с полными аншлагами. К нам продолжают поступать звонки с просьбами от зрителей, так что мы покажем его еще раз в январе.

Во-вторых, в большинстве своем мои ребята не профессиональные танцоры. У них разные профессии: банкиры, геологи, повара. Их всех объединяет «Европа». Это совсем другой мир. В-третьих, все, что происходит на сцене, безумно искренне. Это настоящее. И для меня, и для коллектива, в общем и неважно, сколько людей придет, мы в любом случае будем работать и выкладываться на сто процентов. Я уже не говорю о том, сколько ребят (я в данном случае не про основной состав) стремятся к театру «Европа», в наш безумный мир…


МЫ МЕЧТАЕМ ПОЕХАТЬ СО СПЕКТАКЛЕМ «ПАРФЮМЕР» В ПАРИЖ


– Тюменский зритель вас бесконечно любит, но не тесно ли вам в Тюмени?

– Тесно и уже давно. Поэтому мы каждый год пытаемся куда-то вырваться. Но проблема всегда в одном – нас очень много и это очень дорого. Мы мечтаем поехать со спектаклем «Парфюмер» в Париж.

– Есть растиражированные коммерческие проекты, например, «Тодес». Такая модель могла бы быть применима для «Европы»?

– Скорее нет. Я с большим уважением отношусь к «Тодесу» и Алле Духовой. Там другая структура. Проект получил развитие во многих городах, вероятно, это дало возможность Алле построить свой театр в Москве. Это круто! Я бы тоже хотел иметь свой театр, который работал бы и показывал спектакли каждый день.

– Каким вы видите будущее театра танца «Европа»? Какой вектор задаете?

– Моя мечта, чтобы «Европа» выступила в Европе. Я буду делать все для реализации этой цели. Хочу поставить спектакли по известным романам, которые не были показаны в хореографии, а если и были, то их не мог увидеть зритель, не имеющий возможности выезжать из Тюмени. На 25-летие «Европы» уже точно знаю, что поставлю «Мастера и Маргариту». Это очень сложный проект, к которому нужно серьезно готовиться.

– Кто повлиял на ваше становление, на выбор танца как дела всей жизни?

– Эдуард Григорьевич Соболь, настоящий мастер, который в этом году, к большому сожалению, от нас ушел. Он сделал для меня все. Я поступал на актерское отделение к Алексею Ивановичу Ларичеву. Так получилось, что с первого курса Эдуард Григорьевич, хореография и пластика потащили меня в свое русло. Я занимался параллельно и актерской профессией, и танцевальным искусством. Соболь научил меня всему: режиссуре хореографии, ее разбору, постановкам. Большую часть я взял от него, а все остальное в актерской профессии мне дал Алексей Иванович Ларичев.


В БОЛЬШИНСТВЕ СВОЕМ МОИ РЕБЯТА НЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ТАНЦОРЫ. У НИХ РАЗНЫЕ ПРОФЕССИИ: БАНКИРЫ, ГЕОЛОГИ, ПОВАРА


– Почему вы сейчас практически не танцуете?

– Мне всегда больше нравился процесс, нежели результат. Результат я знаю: мы выйдем на поклон, будут аплодисменты, цветы, разные отзывы. Но сам процесс, то, что происходит во время репетиций, когда шьются костюмы и придумывается музыка, меня затрагивает больше. Но, может быть, я когда-нибудь станцую в «Мастере и Маргарите»…

– Если от процесса получаете удовольствие, то что тогда дается с трудом?

– С трудом удается найти подход к главному герою. Если вспомнить спектакль «Парфюмер», то главного героя, которого исполнил Саша Фуртаев, я ждал пять лет. У меня не было подходящего актера. Когда я уже точно понимал, что хочу поставить «Парфюмера», то сначала попробовал с Александром, а уже потом мы начали работать. И он попал в точку! Та же самая история со спектаклем «Иная» и Настей Золотухиной. Мне нужна была лысая главная героиня. Помню, вызвал к себе потенциальных исполнительниц и сказал, что в следующем году буду делать спектакль, дал им пять дней на то, чтобы принять решение. Какое-то мое шестое чувство подсказывало, что это должна быть Настя. Через пять дней только она и выразила готовность.


– В создании спектакля что для вас первично – музыка или сюжет?

– И то, и другое. Все очень связано – и сюжет, и музыка, и декорации, и костюмы, и потом только хореография. Когда начинается новый проект, я сначала встречаюсь с композитором, художником и хореографом. Даю установку. Потом через месяц собираю их по одному, получаю обратную связь. Все складывается поступательно.

– В своем театре вы идеолог и художественный руководитель. А кто отвечает за финансы?

– Первые четыре года у меня болела об этом голова. Потом я встретил замечательного человека, Сергея Осинцева, ему безумно понравились наши спектакли, и он сказал: «Я хочу быть твоим коммерческим директором!» И, конечно, Сергей давно уже не наш коммерческий директор, пришли другие, но с того дня я занимаюсь исключительно творчеством, тем, что мне нравится.

– Где вы сегодня проводите больше времени?

– Моя семья живет во Франции, я живу на две страны. Там отдыхаю и питаюсь.

– Устрицами?

– И устрицами тоже. Но больше – творчеством. Там каждую минуту происходит что-то новое. Когда возвращаюсь в Тюмень, у меня депрессия недели на две. Я понимаю, что Тюмень – бутылка, и не просто бутылка, а закрытая бутылка. Но потом начинаю работать, и все встает на свои места. Многие идеи, которые я вижу там, переношу в свою работу здесь.

– Кто из хореографов и танцоров вас вдохновляет?

– Морис Бежар. Когда он умер, в память о нем мы поставили спектакль «Человек дождя». Работы разных хореографов мне нравятся, но Бежар на первом месте.

– Есть мнение, что современный танец может все? Так ли это?

– Думаю, что да.


Я ПОНИМАЮ, ЧТО ТЮМЕНЬ – БУТЫЛКА, И НЕ ПРОСТО БУТЫЛКА, А ЗАКРЫТАЯ БУТЫЛКА


– Ваш лучший проект?

– Последний – «Нас миллионы». Я вообще люблю все свои проекты.

– Чем для вас измеряется успех?

– Безумной энергетикой и улыбками моих ребят из театра «Европа». Для меня это все! Успех не измеряется тем, встал или не встал зал, аплодируют и несут цветы или нет. Когда мои ребята безумно уставшие, счастливые после спектакля и готовы работать дальше – это для меня успех.

– Как вы относитесь к танцевальным телепроектам?

– Хорошо. Я смотрю «Танцы» на ТНТ, правда, не всегда есть на это время. Прекрасно понимаю, что это такое, знаю эту кухню.

– На что вам жаль тратить время?

– Иногда, когда я прихожу в класс и ребята не готовы к репетиции в силу разных причин – осень, плохое настроение. Иногда, когда прихожу на фильм или спектакль и через 15 минут понимаю, что зря потратил время и деньги. Жаль тратить время на то, от чего получаешь разочарование.


МОЖЕТ БЫТЬ, Я КОГДА-НИБУДЬ СТАНЦУЮ В «МАСТЕРЕ И МАРГАРИТЕ»


– В Тюмени вы, бесспорно, звезда, сами это чувствуете?

– Я проснулся звездой, когда Александр Горбань поставил со мной в главной роли спектакль «Ревизор» в Тюменском драматическом театре. Я играл его 10 лет при полном аншлаге, и зал всегда стоял в финале. Я получил много наград и званий за эту роль.

А потом сам решил растить звезд в «Европе». Для меня мои ребята – самые красивые, самые стильные, самые-самые. Мне безумно нравится, когда ко мне приходит человек с улицы и через какое-то время становится звездой. Практически все, кто исполнял у меня главные роли, были без специального хореографического образования. Например, Андрей Зубов, который сыграл в спектакле «Кома», – хоккеист. Когда я выхожу на сцену с главным героем на поклон и зал стоит, у меня мурашки по коже, ради этого стоило двадцать лет назад создать «Европу».

– В какой момент жизни вы испытывали самые сильные эмоции?

– Рождение моей дочери Миланы, эти эмоции никогда не забыть.

– Милана будет танцевать?

– Она танцует, рисует, знает три языка – русский, французский, итальянский и занимается фигурным катанием.

Дмитрий Ефимов родился 9 мая в Тюмени. Закончил Тюменский государственный институт культуры, Московскую академию театрального искусства. В 1998 году создал театра танца «Европа». Женат, воспитывает пятилетнюю дочь.