Светлана Таран

Татьяна Леонгард

Вальдемар Гердт: немецкий бизнес мечтает работать с Россией!

Одним из участников IV Ялтинского международного экономического форума, который прошел в конце апреля в Крыму, стал Вальдемар Гердт, депутат Бундестага Федеративной Республики Германия, член партии AfD, немец с российскими корнями. NB Life удалось пообщаться с ним не только на политико-экономические, но и на личные темы. В эксклюзивном интервью нашему порталу Вальдемар рассказал, почему Германия проявила к мероприятию повышенный интерес, какие перспективы видит немецкий бизнес в сотрудничестве с Россией, в чем особое предназначение российских немцев, и что делает его счастливым.
Вальдемар Гердт: немецкий бизнес мечтает работать с Россией!

Вальдемар Гердт.
Родился 28 ноября 1962 года в Казахстане в протестантской семье.

В 1984 г. закончил колледж сельского хозяйства в Казахстане. 1984-1985 годы – военная служба в рядах советской армии. 1989-1991 гг. – 1-й секретарь молодежной организации в политической партии «Казахстан».

1993 год – переезд с семьей в Германию; с 1993 по 1996 гг. – кормовой мастер на ферме в Нойенкирхен-Вёрдене; с 1996 года – самостоятельно занятый предприниматель. В 2017 году избран в Бундестаг, где является членом Комитета по иностранным делам. Гердт входит в состав Координационного центра русских немцев в AfD (партия «Альтернатива для Германии»).
Женат, четверо детей.

– Ваши впечатления от форума?

– Я не привык доверять вслепую СМИ, всегда сам анализирую информацию из различных источников. Были определенные ожидания от этого форума, но реальность их превзошла. Причем в позитивном ключе.

– Вы приняли активное участие в секции, которая была посвящена экологии. Как оцениваете экологию современной России?

– Это не моя прерогатива – оценивать экологическое состояние России. Я думаю, ваш президент и все функционеры понимают, что, если этот вопрос не будет решаться в скором будущем, последствия существенно усложнят жизнь нашим детям и внукам. Вспомним станцию Мир – если бы там не существовало системы утилизации отходов, то в течение недели космонавты задохнулись бы и умерли от собственных проблем. Но Земля, по сути, тот же космический корабль, только немного побольше. 

То, что я увидел здесь, на форуме, похоже на красивую мечту будущего европейского совместного дома. Наверняка в Германии придется выслушать немало критики в свой адрес

– Что вы предлагаете?

– Нам нужно, наконец, понять, что однажды добытый ресурс остается ресурсом. Его необходимо опять возвращать в круговорот. Для этого в мире достаточно технологических решений, нужна добрая воля и соответствующий вектор. Германия довольно далеко шагнула в переработке мусора. Есть примеры, когда до 97%, а порой и до 100% возвращается в оборот. Наверное, потому, что мы – бедная страна, где нет полезных ископаемых. Это вынуждает использовать имеющееся сырье по два, три, четыре, пять раз. Россия – богатая страна, возможно, поэтому бедна на такие решения.

Думаю, если у нас получится соединить опыт Германии и потенциал России, то нас ждет прекрасное будущее, я его уже вижу. Я визионер и люблю мечтать, благодарю бога, что очень часто мои мечты становятся планом, а затем реальностью. Мы создаем будущее нашими словами, мыслями и планами. То, что я увидел здесь, на форуме, похоже на красивую мечту будущего европейского совместного дома. Наверняка в Германии придется выслушать немало критики в свой адрес после этих заявлений.

– Почему, цель ведь праведная?

– Некоторым подобные проекты совершенно не нужны, и наивно было бы думать, что противодействия не будет. Но я был готов к этому, зная, что в определенной степени рискую своей политической карьерой. Однако сожалений нет, поскольку след, который ты оставил в жизни, определяется не политическими интригами, а реальными делами. Надеюсь, у меня будет возможность, обработав информацию, которую я получил здесь на форуме, поменять мир хоть немного в лучшую сторону. Значит, не зря прожил эти три дня.

– Понятно, что Россия еще в начале пути, у нас нет даже раздельного сбора мусора, при этом Германия имеет огромный опыт по вторичной переработке. Сегодня перед вашей страной стоят какие-то задачи, связанные с темой экологии, или можно сказать, что этот вопрос практически решен?

– Думаю, процесс всегда будет сопровождаться новыми решениями. Сейчас, например, происходит массовый переход на электромобили и солнечные батареи – это особая тема. Пройдет немного времени, и солнечные батареи надо будет перерабатывать и утилизировать, об этом пока еще все молчат. Научный потенциал, потенциал изобретателей и «кулибиных» в вашей стране очень развиты. И если соединить все это с лучшими западными практиками, вы сделаете хороший рывок вперед

Аккумуляторные накопительные мощности электромобилей – тоже особый вид отходов, о котором надо думать. Нужно удешевлять затратный механизм по переработке, иначе она становится неэффективной или ложится на плечи плательщиков. Эти вопросы актуальны для Германии, и мы будем работать над ними дальше.

Полагаю, России сегодня не надо изобретать велосипед, необходимо просто взять передовой опыт, который есть, и, оттолкнувшись от него, сделать шаг вперед. Я знаю, что научный потенциал, потенциал изобретателей и «кулибиных» в вашей стране очень развиты. И если соединить все это с лучшими западными практиками, вы сделаете хороший рывок. Может быть, со временем и Германии придется чему-нибудь учиться у России.

– В чем интерес Германии?

– В первую очередь, в том, чтобы наш опыт был принят. Это значит, что будут договора для нашей индустрии и промышленности. Для меня это стало одним из поводов принятия решения быть здесь. Когда на каком-то мировом форуме определяется глобальная концепция по утилизации мусора на огромной территории, а нас нет за столом переговоров, получается, мы добровольно отдаем преимущество конкурентам. Слава богу, отношение России и российского предпринимательства к немецкому бизнесу осталось позитивным и уважительным. Уверен, сотрудничество будет взаимовыгодным.

– Вопреки санкциям?

– Официальная политика Германии не всегда вызывает одобрение и поддержку простых граждан. Меня удивила новость, которая прошла в СМИ, что правительство Германии все-таки осудило американскую атаку на Сирию. Хотя двумя неделями ранее госпожа Меркель официально заявила, что мы не участвуем, но и не приветствуем этот удар. Мы, кстати, от нашей партии AfD поднимали вопрос: почему не участвуем, почему не приветствуем? Это же говорит о том, что у нас нет никакой своей позиции. А для такой большой страны как Германия это довольно странно. Надеюсь, на следующих выборах мы сможем выбрать своего канцлера и тогда будем плотно работать с Россией – об этом мечтает большинство немецких бизнесменов. Правда, есть какая-то элитная группа, которая живет заокеанскими мечтами и иллюзиями.

– Как давно вы уехали из России?

– В 1993 году – из Казахстана. Я там родился, рос, учился, у меня там школа, первая любовь, институт, друзья, опыт работы.

– Что осталось в памяти, какие привычки?

– Все осталось, и это очень помогает жить и двигаться вперед. Я думаю, не только у меня, но и у всей народности российских немцев сейчас какие-то особенные обязательства, особенное предназначение. Наш многолетний опыт жизни в России среди других народов основан на принципах уважения друг друга. Казахи нас уважали за трудолюбие, за умение делать печки и строить дома. Мы уважали их за гостеприимство и любили их вкусный бешбармак.

– Почему у российских немцев вы видите особое предназначение?

– Нам пришлось многое пережить и испытать. Конечно, это уже история, но в 1942 году наш народ выселили в холодные безжизненные степи, больше половины людей, наверное, погибли. Те, кто выжил, сохранили традиции и научились жить в многонациональном обществе, уважая себя и других. В Германии все иначе. Есть о чем сожалеть, но в истории любого народа найдутся страницы, о которых не очень хочется рассказывать. Российские немцы могут спокойно разговаривать и с турками, и с арабами, мы знаем, как себя вести, чтобы нас уважали. Поэтому у нас есть будущее.

– Что доставляет вам счастье?

– Моя семья, у меня четверо детей. Неделю назад родился первый внук, которого я успел подержать на руках. Я вижу, как растут мои дети, радуюсь тому, что они идут по моим стопам и будут продолжать мое дело. Счастлив, когда запланированное получилось, и ты не зря прожил время, а что-то смог поменять в лучшую сторону. Знаю, что нельзя поменять людей, но можно изменить себя, я всегда над этим работаю. И с радостью ощущаю, когда пространство вокруг меня наполняется любовью, покоем.

Скажу прямо: работа в Бундестаге не приносит мне большой радости, это скорее тяжелая ноша, которую я добровольно взял на себя. Вижу, что есть результаты, но они еще очень-очень маленькие. Иногда получается не совсем так, как хотелось бы, но я думаю, все придет. Четыре года, которые у меня есть на этом посту, надо эффективно отработать. Пройду ли я на следующих выборах, меня не сильно сейчас волнует. Если исполню все, что должен сделать, пойду дальше и буду этому только рад. Не хочу, чтобы мои внуки мне сказали когда-то: послушай, дед, почему ты все это допустил?

– Как вы воспитывали своих детей, чему для вас было важно их научить, какие ценности привить?

– Тут нет ничего уникального. Мне хотелось, чтобы они были честными и порядочными людьми. И я думаю, мы с моей женой Светланой это им передали. Хотелось привить им трудолюбие, не пытаться искать легких путей и легких решений, они обычно ошибочные. Я радуюсь, что они взяли от меня намного больше, чем я себе представлял. Оказывается, они очень пристально за мной наблюдали и теперь повторяют определенные шаги, которые делали я и моя жена. У нас очень дружная семья, у меня шесть братьев и сестер, и мы все очень любим друг друга, благодаря моей маме. Я понимаю, что могут быть какие-то конфликты, но у нас их нет. То же самое постарался передать моим детям, и я счастлив, когда они собираются все вместе. Моей дочери 16 лет, сыновьям 10, 29 и 30, и они одна семья. Это просто подарок от Бога.