Светлана Таран

Павел Шевченко

Есть такое слово «надо»!

В 24 года Ивану Михайлову пришлось возглавить известный в Тюмени холдинг «Дина», который создавал и успешно развивал его отец – Владимир Михайлов. Сегодня молодой, структурный и самокритичный собственник четко понимает, в каком направлении двигаться дальше, и в чем главный потенциал холдинга. О том, стоял ли вопрос о разделе компании после ухода Владимира Васильевича, и будет ли расширена линейка автомобильных брендов предприятия, Иван рассказал NB.
Есть такое слово «надо»!
Иван Михайлов родился 30 ноября 1991 г., закончил ТГУ, Институт государства и права в 2014 году, бакалавр юриспруденции. С 2014-го – директор дилерского центра «Фольксваген Центр Гросс», с августа 2016 года – генеральный директор холдинговой компании «Дина».

– Холдинговая компания «Дина» в июне будет отмечать свое 25-летие. Сколько лет вы уже в компании?

– Если говорить формально, с начала 2014 года. В то время я был директором дилерского центра «Фольксваген Центр Гросс» в Заречном микрорайоне. На этой должности проработал около года, получив колоссальный опыт. Затем Владимир Васильевич поставил меня своим заместителем, и с начала 2015 года я занимаюсь целым комплексом различных вопросов по всем направлениям деятельности компании: это и продовольственные рынки, и автобизнес.

По сути, на протяжении двух лет я полностью замещал своего отца, в том числе решая вопросы взаимоотношений с администрацией, с контролирующими органами. Фактически же я вырос в компании. Бывало, что вместо детской площадки отец приводил меня на работу, где я бегал между стеллажей с автомобильной резиной – так постепенно он «приобщал» меня к своему делу. Автомобильное направление мне, как и большинству парней, всегда было интересно.

 

– В прошлом году ушел из жизни ваш отец, основатель холдинга «Дина» Владимир Михайлов. Стоял ли в тот момент вопрос, кто возглавит компанию?

– Однозначно, не стоял. На тот момент все прекрасно понимали, что в приоритете – вопрос целостности компании. Вопреки распространенному мнению, ни о каком разделе имущества речь не шла и не идет. Отец продолжительное время планомерно меня к этому готовил, начиная с подросткового возраста. Я участвовал во всевозможных конференциях и семинарах, ездил на учебу в представительства автомобильных брендов. И прекрасно помню то время, когда чувствовал себя очень неуверенно в компании взрослых директоров и руководителей, неуверенность приходилось преодолевать. Любимая фраза отца была: «Есть такое слово «надо»!»

 

– Важно было просто находиться рядом?

– На протяжении долгого времени я впитывал в себя все как губка: и знания, и опыт, и навыки. Зачастую после школы шел не домой, а к отцу на работу.

 

– Почему он сделал ставку именно на вас?

– Возможно, знал, что я справлюсь. 

«На протяжении долгого времени я впитывал в себя все как губка: и знания, и опыт, и навыки. Зачастую после школы шел не домой, а к отцу на работу».


– Печальное известие потрясло многих, появились слухи о возможном разделе компании и продаже активов, в частности, автомобильного бизнеса. Есть ли в этих слухах доля правды?

– В свое время Владимир Васильевич затрагивал эту тему и даже искал потенциальных покупателей, но только из соображений оценки стоимости. Продавать автомобильный бизнес, насколько мне известно, он не хотел, потому что и в кризис компания остается достаточно прибыльной. Возможно, в свое время отцу порядком поднадоело заниматься этим делом, так как это отнимало много сил, времени, энергии и нервов. У меня все только начинается. Автомобильным бизнесом мне заниматься интересно. Это – мое.

 

– Вам принадлежит дилерство таких успешных брендов как BMW, Volkswagen, SKODA, Mazda. В непростых экономических условиях сегодняшнего дня что изменилось, кроме снижения продаж? Как чувствует себя каждая марка в отдельности?

– Стало намного интереснее работать. В первом квартале 2014 года мы уже полностью ощутили на себе веяние кризиса. И хорошо, что я именно тогда начал работать, сейчас мне это очень помогает. Не могу сказать точно, это везение или холодный расчет отца, которому довелось работать именно с этими марками, ведь и на мировой арене это достаточно крупные и успешные компании, особенно группа «Фольксваген». Mazda, например, при сравнительно небольших продажах в целом по России в Тюмени чувствует себя более чем хорошо. У нас в городе всегда любили японские автомобили. Самое главное, что все предприятия работают в прибыль.

 

– Как кризис изменил клиентские предпочтения?

– Покупатель стал более избирательным и требовательным в выборе автомобиля. Думаю, что те предприятия, которые справятся с этими изменениями, будут иметь успех. Средний ценовой сегмент в автомобильном бизнесе практически «отвалился» – либо спрос на эти автомобили минимален, либо модели уходят с рынка. Продаются в основном автомобили бюджетного сегмента, опять же с большой оговоркой их можно назвать бюджетными, поскольку цена их медленно, но верно приближается к миллиону рублей. Этот сегмент чувствует себя лучше, во-первых, за счет того, что часть клиентов, желая сэкономить на дальнейшем обслуживании, пересаживается на более доступные авто, и, во-вторых, отложенный спрос, который накопился за последние три года. Автомобили премиум-сегмента чуть менее чувствительны к кризисным явлениям. Опять же, оговорюсь,  это касается не всех брендов и не всех дилеров, ситуация может отличаться. 

«Вопреки распространенному мнению, ни о каком разделе имущества речь не шла и не идет».


– Время принятия решения о покупке в кризис увеличилось?

– Раньше было много стихийных покупок. Клиент приходил в салон, понравилась машина – покупал. Сейчас, как правило, клиент знает предложения всех конкурирующих марок и дилерских центров той же марки. Покупатель сегодня подготовленный. И среднее время, которое затрачивает менеджер отдела продаж на одного клиента, сильно увеличилось, это касается как бюджетных моделей, так и премиальных.

 

– Вам лично приходилось продавать автомобили, осуществлять сделку?

– У меня был такой опыт, но формально менеджером отдела продаж я никогда не работал. Отец решил сэкономить на этом время и сразу назначить меня директором. На тот момент, а это было года 3-4 назад, он готов был поставить меня во главе всего автохолдинга. Я, если честно, испугался, предложил возглавить один из дилерских центров, там я смог бы набраться достаточно опыта, чтобы занять более высокую должность.

 

– Спрос со стороны отца был жесткий?

– Владимир Васильевич никогда с меня жестко не спрашивал, возможно, потому, что я всегда четко выполнял то, что он от меня требовал. Я гиперответственный.

 

Михайлов_Дина


– Кризис – это всегда вынужденная минимизация. Коснулось ли это сотрудников вашей компании?

– Последняя оптимизация численности персонала у нас произошла в 2015 году. Тогда под сокращение попало достаточно большое количество сотрудников. Но никаких негативных последствий для компании это не повлекло. Ту же работу выполняет теперь меньшее количество человек. Что касается оптимизации заработной платы, тоже произошло незначительное сокращение, но оно не коснулось сотрудников, которые непосредственно работают с клиентами. Последние полтора года мы постепенно возвращаем докризисный уровень зарплат за счет поиска дополнительных источников заработка и корректировкой мотивации сотрудников.

 

– Вашим отцом собрана большая коллекция ретроавтомобилей. Помните, как пополнялась эта коллекция, и что планируете с ней делать?

– Только отчасти. Помню, как в гараже периодически появлялись новые автомобили. Что стояло за этим процессом, мне не было видно абсолютно, потому что это был целый комплекс мер по поиску, покупке, реставрации. Это было достаточно хлопотным и затратным делом – у нас работал целый отдел, занимающийся восстановлением машин. И в 2015 году этот отдел попал под оптимизацию. Владимир Васильевич далее уже не хотел заниматься пополнением своей коллекции, во-первых, из-за экономической нецелесообразности, во-вторых, возможно, и интерес был утерян. Что сейчас делать с коллекцией? Если вдруг поступит какое-то стоящее предложение, касаемое не только ее продажи, будем думать. В свое время отец обращался к администрации города с просьбой предоставить какое-то место, желательно под крышей, чтобы организовать там музей. Он был готов передать всю коллекцию на безвозмездной основе, просто отдать городу. На предложение никто не откликнулся. Коллекция по сей день стоит, часть ее – в Тюмени, часть – за ее пределами. Предложения по продаже поступали, но за слишком небольшие деньги.

 



– Вы лично любите больше автомобили с историей или отдаете предпочтение новым, более технически совершенным автомобилям?

– Мне сложно ответить. Все зависит от конкретной марки. Я не застал то время, когда эти автомобили использовали, а те, что в нашей коллекции, и подавно, поэтому мне, конечно, более близки современные авто, да и разбираюсь я в них лучше. 

«Покупатель стал гораздо более избирательным и требовательным в выборе автомобиля. Думаю, что те предприятия, которые справятся с этими изменениями, будут иметь успех».


– Еще один актив вашей компании – рынок «Михайловский», пожалуй, самый популярный сегодня у тюменцев. Не так давно в интернете прошла информация о его возможной продаже. Вы действительно намерены продать его?

– Категорически нет. Если бы мы были за границей, в какой-нибудь развитой европейской стране, я бы еще подумал над продажей, потому что там зачастую продаются объекты на пике своей рентабельности. Зачем это делается? Для того чтобы полученные средства затем инвестировать в какой-то гораздо более крупный (с точки зрения прибыльности) объект, а таких, к сожалению, в Тюмени нет, либо их никто не продает, и в ближайшее время они не появятся. Так что вопрос продажи не стоит, а, напротив, в планах его развитие. Однозначно он не достиг своего пика, тем более мне интересно этим заниматься.

 

– Рынок «Михайловский» в последние годы стабильно развивается, вводятся новые форматы торговли и т. д. А вот рынок «Северный», наоборот, сейчас находится в некотором «запустении», коллектив жалуется на падение спроса со стороны покупателей, уменьшение трафика. С чем это связано?

– Мне было бы интересно познакомиться хотя бы с одним предпринимателем, который не испытал бы на своих коммерческих объектах изменения клиентской активности. Это сейчас происходит везде, повсеместно, жалуются абсолютно все. Вопрос в том, кто и какие действия предпринимает для того, чтобы как-то простимулировать и спрос, и трафик. Определенные меры в этом направлении мы проводим и по рынку «Северный». Сейчас даже федеральные продуктовые сети испытывают проблемы с трафиком, они сегодня продовольственный рынок буквально разрывают на части. Самое главное, что «Северный» работает в прибыль и до сих пор остается достаточно рентабельным. Понятно, что арендаторы сегодня тоскуют по 2007-2008 годам, но реальность такова, что таких цифр мы в ближайшей перспективе, лет 10-15, точно не увидим. Подъем будет очень медленным, планомерным, надо быть к этому готовым.

 

– Вы достаточно молоды. Не является ли возраст помехой в управлении персоналом?

– У меня в приоритете всегда стояла задача овладеть так называемым базисом. Это определенные знания, умения, навыки, которые я мог бы применять в разговоре с более взрослыми и опытными людьми и чувствовать себя комфортно. Сейчас я не испытываю абсолютно никакого дискомфорта при общении ни со своими сотрудниками, ни с партнерами по бизнесу.

Не скрою, в одно время, когда я только вступил в должность, такие сложности были. Но возникали, скорее, из-за моих внутренних переживаний: как на это отреагируют, а что будут обо мне думать, смогу ли я потянуть все это. В итоге я для себя понял, что самое главное – быть профессионалом в своем деле. А все остальное – это просто вопрос времени.

 

– Как вы считаете, первый руководитель должен во все досконально вникать сам, или достаточно использовать практику делегирования полномочий?

– Наша компания исключением не является, у нас также применяется делегирование. Без передачи части своих функций доверенным лицам все равно не обойтись. Но в этом отношении я несколько отличаюсь от своего отца, который зачастую не тратил время на выяснение или решение каких-то мелких вопросов, просто поручал их, так скажем, более профессиональным людям. Мне важно разбираться вообще во всем, даже в самых мелких и незначительных вопросах. Я знаю, что их нерешение в итоге может привести к очень большим потерям. В этом я уже на собственном опыте убедился.

 

– Насколько вы похожи на отца как управленец? Какие черты характера вас объединяют?

– Было бы разумнее это узнать у кого-то из сотрудников нашей компании. Лично я считаю, что на отца не сильно похож, если только по части гибкости, сообразительности. Что касается управленческих качеств, нужно понимать, что Владимир Васильевич был человеком своего поколения, я – человек абсолютно другого времени, поэтому могу себе позволить применять разные стили управления. Если он был очень жестким руководителем, то я сочетаю различные способы, в итоге вся система работает как при отце, так и при мне.

 

– Охарактеризуйте себя сегодняшнего в семи словах. Какой вы?

– Сложно о себе говорить… Самокритичный, закрытый, скромный, ответственный, педантичный, последовательный, флегматик. 

«В итоге я для себя понял, что самое главное – быть профессионалом в своем деле. А все остальное – это просто вопрос времени».


– В чем видите потенциал компании, которая стабильно развивается уже четверть века?

– Сейчас в городе стоит проблема отсутствия качественных коммерческих площадей, поэтому одно из направлений – это девелопмент, которым мы и занимаемся. Строим деловой центр на пересечении улиц Холодильной и Малыгина. Это как раз один из векторов развития, потому что мы его строим для себя, а не для перепродажи. Поэтому сейчас на стадии проектирования продумываем все таким образом, как будто бы мы сами искали качественные площади. Другое направление – все, что связано с автомобильным бизнесом. Есть еще и те, которые мы возобновили спустя долгий период.

 

– Есть ли желание прирастить линейку брендов?

– Пока нет. Я достаточно хорошо знаю автомобильный рынок России, для того чтобы принять решение о приобретении какого-то дополнительного бренда. Мы собрали хорошую линейку. Было желание взять еще один бренд, который уже представлен в Тюмени, но разрывать рынок на две части мне не хочется.

 

– Кем и где вы видите себя через 10 лет?

– Не буду загадывать. Для меня главное – кто я сейчас и где я сейчас. Этого мне достаточно.

 

– Если сегодня у вас возникнет необходимость получить совет или просто поддержку, к кому вы обратитесь?

– Если это касается каких-то житейских вопросов, то, естественно, обращусь к маме, а вот по вопросам бизнеса сейчас я сам себе предоставлен. Конечно, если это касается каких-то текущих операционных вопросов, то решение принимается совместно с коллегами.

 

– Как планируете отметить юбилей холдинга?

– Каждый юбилей мы отмечали большой компанией, это, как правило, лучшие сотрудники, люди достаточно давно работающие у нас. Ничего сверхъестественного, все достаточно традиционно. Думаю, что и нынче будет все как всегда.