Светлана Таран

Григорий Шелухин

Настоящая Рокецкая

Яркая и харизматичная, она всегда вызывала к себе повышенный интерес. Вокруг ее имени ходило множество слухов. И очень немногие знают, какая она настоящая. Лучшей героини для мартовского номера было не придумать.
Настоящая Рокецкая

– В свое время интерес к Вам лично в нашем городе был весьма велик, но уже продолжительное время о Вас ничего неизвестно. Где Вы сейчас живете, чем занимаетесь?

– Я живу и работаю в Москве, являюсь председателем президиума правления общероссийской организации «Женщины бизнеса». Эта структура была организована еще в 2006 году замечательной женщиной Татьяной Александровной Гвилава, она была директором российско-арабского делового совета при Правительстве РФ. На протяжении этих лет компания проходила период становления. И сейчас пришло время активных действий. Сегодня демографическая ситуация настолько сложна, что женщины вынуждены брать на себя все обязанности по обеспечению семьи, детей, а часто и пожилых родителей. В современной России 55%  женщин возглавляют малые и средние предприятия, и наша задача – помочь им, особенно на этапе становления. Правительство поддержало нашу организацию, выделив особняк на Таганке, там сейчас идет ремонт.

– Почему у нас все еще так мало женщин в политике?

– На этот вопрос мне очень трудно ответить. Хотелось бы сказать, что просто не пускают по гендерному признаку. Но я думаю, что в России этот процесс только начался, а на Западе идет уже давно. Там женщин очень много в политике, посмотрите, самые высокие позиции на госслужбе и в финансовой сфере занимают женщины. Даже среди министров обороны встречаются. И у нас это будет, нужно немного подождать. В Тюмени, кстати, есть очень достойные женщины, я знаю лично и с большим уважением отношусь к Наталье Александровне Шевчик, Ольге Леонидовне Езикеевой и моему наставнику Кларе Григорьевне Барбаковой. Это удивительные женщины, каждую из них можно смело выдвигать на самые высокие руководящие посты.

– То есть женщина-президент в России тоже может быть?

– Почему нет? Вспомните нашу историю. Банально, но то, что Екатерина II сделала для государства, мало кто из мужчин смог бы. Она заставила всю Европу делать то, что считала нужным и что в итоге было важно для России.

– Географически Ваша жизнь связана с тремя городами: Сургут, Тюмень и Москва.  Какой из них Вас больше притягивает и почему?

– Мне везде было одинаково хорошо, я просто жила и работала в предложенных мне обстоятельствах, никаких героических поступков точно не совершала. Моей родиной был и остается Сургут. С историей города связана и непростая история моей семьи. Коренных жителей никогда в Сургуте не было. Все люди, как правило, прибывали сюда не по своей воле. Деда моего выслали из Вятской губернии, семье пришлось адаптироваться в непростых условиях. Когда я родилась, Сургут представлял собой небольшой поселок, где без сапог выше колена было не пройти. Город вырос вместе со мной. Сегодня он современный, ухоженный, с палисадниками роз. И для меня это самый лучший город, потому что там прошли мое детство и яркая, насыщенная юность. Много было трудностей, но, будучи молодыми, справлялись с ними легко, жили и работали во имя Родины. У меня ностальгия по тому времени, когда все были объединены одной идеей. Я с теплотой вспоминаю Тобольск, где четыре года проучилась в педагогическом училище и, конечно, Тюмень. Помню Тюмень в 70-е годы: темно, грязь по уши, богом забытый город. Когда же я уезжала из него в 2002 году, это был уже состоявшийся областной центр с красивыми домами и улицами. На Тюмень пришлась моя очень активная жизнь. В Москве она стала спокойнее только потому, что большие расстояния. Я не все успеваю, пока не придумали такого транспорта, который мог бы быстро тебя доставить из точки А в точку Б.

– А уехать жить за границу не хотелось?

– У меня даже мысли никогда такой не было. Наша семья не космополиты. Я очень часто бывала и бываю за границей. Там здорово: и улицы чище, и хлеб белее, но это все чужое. Мои корни здесь, здесь жили мои деды и родители. 

– Поддерживаете ли Вы отношения с друзьями юности?

– Они все со мной и сейчас, я никого не потеряла. Вот те и остались друзья, которые еще с Сургута. Когда-то я работала в известном тресте «Сургутподводтрубопроводстрой», так вот мы с моими бывшими коллегами до сих пор встречаемся каждый год в День нефтяника – первое воскресенье сентября. Все они состоявшиеся, успешные люди. На тех, кто прошел Север, можно положиться, «гнилые» там не приживались.

– Можно ли стать эффективным управленцем, не пройдя все ступени от низшего звена до высшего (что сегодня не редкость)? Если бы мне досталась пара месторождений, и я сегодня смогла бы быть на первых строчках «Форбса»

– Наверно, есть такие ломоносовы, но я их не встречала. Практически из всех сфер уходят профессионалы, остаются управленцы, теперь все менеджеры. Смешное слово «менеджер». Не может человек без опыта и серьезного знания производства руководить этим производством, я в этом совершенно уверена.

– Почему в Тюмени к Вам всегда было неоднозначное отношение?

– Я же не золотой алтын, который нравится всем. Те, кто работал со мной, кто знает меня лично – относятся ко мне адекватно. А те, кто где-то что-то слышал… ну, на каждый роток ведь не накинешь платок. Потом, статус моего мужа всегда довлел надо мной. И я не обижалась на это никогда. Ну что, по мнению некоторых, стоило губернатору подсобить родному человечку? Примеров тому множество. Почему нет? Те, кто знает Рокецкого, прекрасно понимают, что не будет Леонид Юлианович никому из родственников подсоблять никогда. Он глубоко порядочный человек, не из породы современных менеджеров.

– Вы – человек бизнеса, Леонид Юлианович – политик…

– Не могут же все в политике быть, кому-то надо деньги зарабатывать.

– Что значит быть женой большого руководителя, политика?

– Это тяжелая работа. Я только о себе говорю, о своем опыте. Мужа никогда нет дома, потому что он работает, и все бытовые вопросы, а их немало, нужно решать самой. Он служил верой и правдой государству, являясь примером для наших детей. И, если бы я с этой мыслью не свыклась, наверное, у нас бы семья не состоялась.

– Но при этом Вы никогда не были тенью собственного мужа и всегда занимали активную позицию…

– Да, у меня всегда была активная жизненная позиция, мне многого хотелось в жизни добиться, и я считала, что смогу. В 17 лет я уже была секретарем комитета комсомола, в 19 – меня приняли в партию, а в нее по блату не принимали. Нужно было везде успеть: и дома, и на работе, и в учебе. Никогда не могла спать до 10 часов. В общем, вся жизнь пролетела как одно мгновение.

– Желания быть домохозяйкой никогда не возникало? Помню Тюмень в 70-е годы: темно, грязь по уши, богом забытый город

– То, что сейчас многие женщины сидят дома, воспитывают детей, дают им хорошее образование – наверно, это правильно. Я никак не умаляю их достоинства, потому что это надо наступить на горло собственной песне и заниматься только домом и воспитанием детей. Я иногда жалею, что не смогла детям уделить достаточно внимания, но это уже зависит от характера. Дом и работу я совмещала, как могла. Дети понимали, что их родители заняты важной работой – это с детства воспитывало у них личную ответственность: что заработал, то и получил. Сейчас жизнь совершенно другая: огромные возможности по развитию и воспитанию детей, им уделяется значительно больше внимания. Будь я молодой мамой сейчас, может быть, я по-другому построила бы свою жизнь.

– Какие Ваши дела и поступки вызывают у Вас чувство гордости?

– Ну как можно о себе такие вещи говорить, я не представляю. Старалась все делать так, чтобы стыдно не было ни мне, ни моим детям. Мне кажется, я этого добилась. Могу открыто смотреть в глаза людям, я никого не обидела, мимо чужого горя не прошла. В 90-е мы создали банк, который стал одним из лучших, это, как капитализм с человеческим лицом. Во время дефолта 1998 года рассчитались со всеми своими вкладчиками, в отличие от многих других банкиров, которые на дефолте заработали. Сегодня мне ни перед кем не стыдно.

– Какой период в постперестроечной России был наиболее благоприятным для развития бизнеса?

– Мне кажется, что такого периода и не было, потому что правил игры не существовало никогда, их нет до сих пор. Успешному развитию бизнеса сегодня мешают три основные проблемы: дикая коррупция, налоги, которые все душат, и таможня. Поэтому я и вошла в организацию «Женщины бизнеса России». Я понимаю, что гор мы не свернем, но если объединимся и будем разговаривать с правительством на каких-то паритетных началах, то улучшить ситуацию сможем.

– Кто для Вас авторитеты в бизнесе?

На тех, кто прошел Север, можно положиться, «гнилые» там не приживались – В масштабах России я вряд ли смогу судить объективно. Из тех, кого знаю лично – Валерий Леонидович Коликов*, мы вместе работали в Сургуте и до сих пор поддерживаем дружеские отношения. Он создал совершенно уникальную структуру мирового уровня. У него субподрядчики – иностранцы, представляете? Не он у них подрядчик, а они у него – очень серьезные компании. Все создал своими головой и руками и вошел в список «Форбса». Я уважаю и других своих бывших коллег, которые сегодня являются успешными бизнесменами. Им ничего от государства не досталось – ни жидкого, ни твердого, никаких активов, они все сделали сами, ничего не взяв у государства. Я с сожалением смотрю на «великих» бизнесменов, которые разделили то, что принадлежало всему народу, а теперь учат нас бизнесу. Поверьте, если бы мне досталась пара месторождений, и я сегодня смогла бы быть на первых строчках «Форбса».

– Каких принципов в управлении Вы придерживаетесь?

– Уважение к людям, которыми руковожу. Я против кадровой текучки, расстаюсь только с теми, кто не хочет учиться и двигаться вперед.

– Говорят, Вы жесткий руководитель…

– Не жесткий, а справедливый. У меня большой опыт работы, я после первых трех минут разговора понимаю, зачем пришел человек, и принимаю решение – продолжать разговор или нет. А вообще, я мягкая и пушистая (улыбается)…

– С Леонидом Юлиановичем Вы прожили ни один десяток лет. Поделитесь секретом счастливой семейной жизни?

– Совместная жизнь – это всегда компромисс. Сначала, конечно, любовь. Но, как уже доказано, это химический процесс, который длится не более трех лет. На долгие годы сохраняются семьи, в которых есть глубочайшее уважение друг к другу. Как можно не уважать моего мужа? Он был и есть государственный деятель, который никогда не поступается своими принципами. Конечно, можно было бы встать в позу, сказать: слушай, я тоже чего-то в этой жизни могу. Но тогда не получилось бы семьи, что самое главное для женщины. Я бы осталась с амбициями, а дети без отца.

– Чем сейчас занимаются Ваши дети и внуки?

– Я не люблю хвастать своими детьми, одно могу сказать – я довольна ими. Они получили прекрасное образование, твердо стоят на ногах, двигаются по жизни. Сын Андрей у меня очень серьезный, он бизнесмен, в этой жизни всего достиг сам. Анна – человек творческий и пишет замечательные стихи. Мы когда строили гостевой дом, думали, что 24 стула хватит для нашей семьи и гостей. А в результате оказалось, что, когда мы все садимся за стол и еще приезжают сваты, за столом  места мало. Да, у нас большая и дружная семья, и за это я благодарю судьбу особо. Большего счастья для женщины и не надо.

– Вы ничего не сказали про внуков…

– Галина Андреевна, моя старшая внучка, работает в администрации Президента России. Она, конечно, еще только-только в начале большого пути, но очень старается и, я думаю, всего в жизни добьется, поскольку девушка целеустремленная, характером на меня похожа, этому я очень рада. Внук Антон окончил первый курс юридического факультета МГУ и пошел служить в армию, это было его решение, и мы с этим согласились. Потому что, как бы пафосно это ни звучало, есть такая профессия – Родину защищать. Остальные трое учатся, один ходит в детский сад. Совершенно потрясающие дети, мои внуки – для меня они самые лучшие.

– Вы человек верующий, как пришли к этому?

– Я самостоятельно пришла в храм – меня никто не заставлял, даже не знал никто, потому что в те времена не принято было говорить об этом. Помню, на Рождество в Миллениум мы собрали в Тобольске 250 руководителей области, и Валерий Григорьевич Роженцев, тогда начальник МВД области, сказал мне: «Я ведь вообще-то, Галина Андреевна, атеист». Это было в те времена, сейчас-то он уже верующий человек. Я спрашиваю: «Валерий Григорьевич, а вы всегда были генералом-то?» Он: «Да, нет». Я: «Вот вы, когда были лейтенантом, когда пули летели, вы чего говорили-то? Господи, спаси и сохрани? Не говорил же:
Ленин со Сталиным, спасите нас, пожалуйста». На «Титанике» неверующих не было, это уже доказано. Я 18 лет назад в первый раз приехала в Израиль и периодически там бываю и убеждена, что мне во многом помогает Господь и моя вера. Я очень благодарна нашему владыке Димитрию, ныне Митрополиту Тобольскому и Тюменскому, за дружбу, поддержку и понимание.

– Чего Вы не прощаете?

– Подлости и предательства. Я не осуждаю никого, но и не приемлю. Знаю, что надо всех прощать, но не получается, у меня лично не получается. Я и на исповеди всегда говорю, что прощать подлецов и предателей у меня не получается.

– Есть ли место спорту в Вашей жизни?

– Три раза в неделю фитнес, сожалею, что не пять. Это моя жизненная необходимость. Мы как-то считали, сколько я прошла вокруг озера в санатории «Сибирь» километров, и оказалось – полторы тысячи. Больше меня не прошел уже никто.

– Что в планах и мечтах?

– Вот встретимся через каких-нибудь пару лет, тогда я вам и скажу, чего я хотела и чего я добилась, а сейчас пока умолчу. Но с удовольствием поздравлю всех женщин Тюмени с приходом весны, которую в северных широтах мы ждем с особым трепетом. Хочу пожелать внутренней гармонии, благополучия в семьях, новых открытий и свершений, любви к окружающему миру и любви самых близких людей!

* Валерий Коликов – генеральный директор «Межрегионтрубопроводстрой». Самый крупный в России частный строитель подводных трубопроводов. Помимо России, подразделения МРТС работают в Люксембурге, Гонконге и Сингапуре.