Богдан Логинов

из архива Марии Мурашко

Жизнь за гончарным кругом

За 4 года с момента рождения микробизнес Марии Мурашко пережил и создание собственного бренда, и «заморозку», и второе дыхание. О тонкостях гончарного производства и о том, что удержало от желания распродать оборудование и забыть про керамику, NB Life рассказала Мария Мурашко, основатель торговой марки Muramica.
Жизнь за гончарным кругом

Мария Мурашко,
керамист-художник

Получив первый диплом финансиста, Мария работала по специальности: бухгалтером, экономистом в небольших компаниях. Закончив Архитектурно-Строительный Университет и став дипломированным управленцем, посвятила этому более 15 лет свой жизни. Семь лет была одним из финансовых управляющих Shopping Guide «Я покупаю. Тюмень», после работала в крупной строительной компании «Партнер-Инвест». Были несколько частных проектов по антикризисному и коммерческому управлению в Тюмени и Санкт-Петербурге. В период кризиса 2008 г. открыла свое дело, которое пришлось закрыть по вполне понятным причинам. После переезда в Санкт-Петербург перебрала несколько компаний в разных сферах, прежде чем найти именно то, что надо!

Смена приоритетов

В 2011 году Мария перебралась из Тюмени в город на Неве – ее муж коренной петербуржец. Поначалу работала в разных сегментах, но через некоторое время судьба свела ее с компанией, которая занимается поставками со всего мира товаров для керамистов.

– Меня пригласили на должность руководителя торгового подразделения, и я ни минуты не сомневалась в правильности своего выбора, несмотря на то, что до этого работала в более прозаичных сферах: телекоммуникации, строительство, архитектура, продукты питания. Можно считать, что этот момент стал стартом для моего будущего дела, – рассказывает Мария. – В первые месяцы работы я протестировала основное оборудование и материалы, этого же требовала от новых сотрудников. Незаметно для себя Мария начала раз в неделю что-то делать своими руками из глины – в офисной студии или у себя дома. Для нее это стало своего рода отдыхом, отдушиной. А со временем и вовсе поняла, что настоящая жизнь начинается, когда она садится за гончарный круг

Незаметно для себя Мурашко начала раз в неделю что-то делать своими руками из глины – в офисной студии или у себя дома. Для нее это стало своего рода отдыхом, отдушиной. А со временем и вовсе поняла, что настоящая жизнь начинается, когда она садится за гончарный круг.

– У моей мамы в начале 2014 года был 60-летний юбилей, и я решила сделать ей подарок своими руками в виде чайного набора из 12 предметов. Просидела за его изготовлением более 4 месяцев, и когда все получилось... тут меня было уже не остановить, – улыбается Мария. – В течение буквально пары месяцев я приобрела в личное пользование все необходимое оборудование и начала творить. Просто так, не думая, куда я все это потом дену. Пару уроков взяла в студии, по факту же училась всему сама. Я упертая и, как оказалось с годами, усидчивая и терпеливая. Были ошибки и эмоциональные вспышки от неудач, глина, бывало, летала в стену, а некоторые готовые изделия и по сей день падают в мусорное ведро.

По словам мастера, чтобы заниматься гончарным делом, в первую очередь нужна печь, поскольку керамика становится керамикой только тогда, когда прошла обжиг. В создании керамической посуды есть несколько технологий, некоторые из них позволяют и не иметь гончарного круга. Однако Мария начала именно с традиционного изготовления и купила круг, потратив на него чуть более 20 тысяч рублей. Печью поначалу продолжала пользоваться в студии своего работодателя, но со временем приобрела собственную. В итоге ее арсенал состоял из следующих предметов: гончарный круг, печь для обжига, раскаточный стол, аэрограф, ящик различных инструментов и стеллажи материалов (глина, глазури, специальные краски и пигменты). На все «оборудование» ушло примерно 150 тысяч рублей.
За работой на гончарном круге

Торговая марка

– В керамическом деле не самый быстрый цикл производства. Однако он очень увлекательный: тут и физика, и химия, и геометрия, безусловно, объемно-образное мышление, знание истории, технологических 10-14 дней уходит на изготовление одного изделия
тонкостей масса. Я постоянно учусь! Многие процессы можно запараллелить, тем самым время становится очень компактным. Если взять изготовление простого изделия, например, чашки, то от кусочка сырой глины до готового предмета, которым можно пользоваться, проходит примерно 10-14 дней, – объясняет Мария. – Однако в жизни все иначе, и сроки нередко удлиняются на исправление ошибок или попросту на ожидание «соседей» в печь. Поскольку одно изделие нецелесообразно в одиночку ставить на обжиг, это не духовка, хотя работает по тому же принципу. В мою печь входит от 10 до 30 предметов. Процесс активного обжига занимает 8-9 часов и еще примерно около 12 часов – на ступенчатое остывание печи, после чего можно ее открыть и достать изделия. Если сделать это раньше – посуда внутри просто лопнет от перепада температур.
Название торговой марки Muramica родилось случайно. Девушка по электронке обсуждала с подругой какое-то из своих изделий, делилась следующими «посудными» идеями. Шутки ради написала «мурашкинская керамика» и забыла об этом. А спустя пару дней перечитала сообщение и в контексте собственных рассуждений о том, как подписывать свою продукцию, увидела ответ в собственной же фразе. В итоге просто совместила фамилию с результатом своего творчества – керамикой.


Творческий отпуск

Когда появились первые заказы и посыпались однотипные вопросы, Мария поняла, что необходим сайт. Технической стороной вопроса занялся ее муж: регистрация домена, выбор «движка», продвижение. Многие клиенты приходили из соцсетей. К концу 2014 года было в среднем 2-4 заказа в неделю. Сегодня сайт работает, скорее, как визитная карточка, а не как стандартный интернет-магазин. Там можно посмотреть работы керамиста, но привычный многим раздел магазина (выбор через корзину) временно закрыт. Дело в том, что в ноябре 2015-го у Марии родилась дочь. При этом накануне девушка активно набирала заказы и строила грандиозные планы – почти вдвое увеличила объемы производства, расширила географию присутствия, ее работы разлетелись по свету и даже добрались до Австралии. Всю осень она делала заготовки под роспись (лепила, гончарила, отливала и обжигала), чтобы с появлением нового члена семьи было с чем работать.

– Буквально за два дня до отъезда в роддом я развезла партию изделий по заказчикам, отправила в регионы транспортными компаниями, известила клиентов о своем временном отсутствии и очень переживала, что кого-то могу подвести, – вспоминает Мария.

Не прошло и месяца после рождения дочки, как она вернулась к работе, и Новый год встретила с приличной порцией заказов. Но весной 2016 года сознательно, без эмоций и сожалений, поставила гончарное производство на паузу. Мастерскую закрыла, готовые изделия раздала, краски упаковала – и ушла в творческо-материнский отпуск. Она просто решила посвятить больше времени ребенку и мужу. Семья много путешествовала, за два года побывала с дочерью в семи странах.

– Процесс работы с глиной требует полного погружения, а какое тут погружение, когда рядом ребенок? Два года я реализовывала себя через обучение и развитие нашей дочери, создание игрушек и игр для нее своими руками, – рассказывает молодая мама.

Вдобавок ко всему обострилась старая травма – перестала работать правая рука в мелкой моторике. Поэтому о работе с кистью временно пришлось забыть. Были дни, когда Марии хотелось продать все оборудование и вычеркнуть из жизни свою Muramica. Поддержало то, что совершенно незнакомые люди, ее заказчики, справлялись о здоровье и просили сообщить, когда она сможет вернуться к работе – список ожидающих клиентов увеличивался. Несмотря на то, что активность в соцсетях Мурашко прекратила, а раздел «корзины» в интернет-магазине закрыла.

Второе дыхание

Первые после долгого перерыва изделия Мария начала создавать только осенью 2017 года.

– Это происходило неспешно, без излишней популяризации. Сегодня мне хочется немного сместить акценты, обновить облик работ, сфокусировать внимание на фактуре и цвете, – говорит керамист.

В арсенале оборудования ничего не изменилось, за исключением того, что появилось с пару дюжин гипсовых форм, которые нужны для создания изделий литьевым способом. Его Мурашко освоила в 2015 году. Она берется лишь за отдельные заказы, большую часть переадресует знакомым керамистам. Для нее важно не «встать на поток», а делать эксклюзивные вещи, многие из которых – в единственном экземпляре. При этом ценовая политика вполне демократична. Например, гончарная кружка или плошка (пиала, глубокая миска) стоит от 800 до 1400 руб. за шт., чайник – около 2000 руб., блюдо с авторской росписью ручной работы можно приобрести в среднем за 1500 руб.

– Цена должна быть такой, чтобы не жалко было пользоваться посудой каждый день, не бояться разбить ее. Это моя принципиальная позиция, – улыбается Мария.

В последнее время в линейке изделий появились ложки, в планах – создание приятных и полезных керамических мелочей для жизни.

Как признается наша героиня, керамика никогда не была основным источником дохода для семьи, главным добытчиком был и остается муж. Хотя, безусловно, некоторые финансовые плоды микробизнес приносит, но, скорее, на карманные расходы. Мария надеется, что ситуация может измениться, хотя свои конкретные планы относительно развития производства пока озвучивать не готова. В ближайшем будущем она собирается «активировать» интернет-магазин, но уже с продажей готовой посуды, которая будет продаваться в единственном экземпляре или очень ограниченном количестве. Главная цель керамиста, чтобы ее изделия  радовали глаз и украшали трапезу, а не стояли на полке, накапливая пыль.