Светлана Таран

из архива Татьяны Киселевой

Татьяна Киселева: мой принцип – знать все процессы изнутри

За три года управления «Михайловским» Татьяна Киселева нашла, что в нем изменить, чтобы повысить значимость и рентабельность бренда. Сегодня рынок пользуется заслуженным авторитетом у тюменцев, а перенимать опыт у руководства приезжают бизнесмены из других регионов. О том, как Владимир Михайлов принимал ее на работу, и в чем преимущества рынка перед крупными федеральными сетями и мировыми грандами, Татьяна рассказала NB Life.
Татьяна Киселева: мой принцип – знать все процессы изнутри

— У вас за плечами большой опыт управления рыночной торговлей в Тюмени. Помните ли вы свои ощущения, когда получили предложение возглавить рынок «Михайловский»?

— Для меня это было очень неожиданно. Мы встретилась с Владимиром Васильевичем (Владимир Михайлов – собственник холдинга «Дина». – Авт.) будучи на отдыхе. Просто разговаривали, пили вино и обменивались новостями. Вдруг Владимир Васильевич предложил перейти работать в его холдинг, сказал, что ему нужен сильный руководитель на рынок «Михайловский». В разговоре он повторил свое предложение дважды и сказал, что лучшего специалиста ему не найти. Я в тот момент промолчала, если честно, даже испугалась. У меня была стабильная работа и не было необходимости что-то менять. Но Владимир Васильевич намекнул, что, скорее всего, мне все-таки придется подумать о новой работе. Надо отдать должное его интуиции и знанию жизни. Ведь тогда я управляла предприятиями бывшего мужа. И как бы ни была хороша на этой должности, долго это продолжаться не могло, что и показали дальнейшие события.

— Как вы думаете, почему выбор пал именно на вас?

— Трудно сказать. Когда мы встретились с Михайловым повторно, беседа-собеседование длилась часа два. В конце он спросил: «Для чего ты идешь ко мне работать?» Я ответила: «Буду приносить вам прибыль». Владимир Васильевич сказал: «Ты принята». К слову, в тот момент на должность директора рынка претендовало 18 или 19 человек, в течение четырех месяцев он не мог найти достойного руководителя.

 — Что хотелось изменить на начальном этапе? Было ли понимание, что нужно сделать?

 — Сначала никакого представления о том, что нужно что-то менять, не было. Рынок меня заворожил: новый, чистый, красивый. Единственное, что немного смущало – огромное количество свободного пространства, было ощущение, что ему не хватает наполненности. Но при этом проект уже приносил прибыль. И строить из себя новатора, у которого куча идей по переделке рынка, было просто глупо. К моему приходу Михайлов уволил всех прежних сотрудников, буквально бросив меня в свободное плавание. Я день за днем вживалась в объект. Мой принцип – знать все процессы изнутри. Изменения начались позже. Сегодня с уверенностью могу сказать, что работа «Михайловского» поменялась процентов на 80%.

— Какие задачи поставил собственник? Были ли они вообще сформулированы? 30%
доля фермерских продуктов на рынке

— Для начала ему необходим был здравый руководитель. Владимир Васильевич говорил: «Мне нужна хозяйка, которая наведет здесь порядок». Это подразумевало не просто шаблонную работу, а выход за рамки, осмысленное движение вперед. Известный факт – объекты, которые не развиваются, а стагнируют, довольно быстро умирают. Одним из показателей такой стагнации для меня лично становится внутреннее ощущение – мне скучно. В такой ситуации я, как правило, не задерживаюсь, а начинаю искать, что же еще интересного сделать. Задача, по сути, была одна: рынок должен работать и обслуживать посетителей на высоком уровне. Постоянное развитие – вот моя аксиома.

— Что изменилось за три года вашего управления?

— Есть вещи, которые незаметны покупателю. То, что на виду – это реконструкция. Изначально на «Михайловском» был подобран неплохой пул арендаторов, и нам было важно нарастить прибыль не за счет увеличения аренды, а за счет правильного использования площадей. Посмотреть, где возможны перестановки, где что нужно добавить. Сделать это нелегко, поскольку мы подчиняемся закону о рынках и должны согласовывать чуть ли не каждый шаг. Любое изменение в конструкции – два месяца согласований. То есть законодательство буквально тормозит наше развитие. Поэтому иногда возникает мысль – не отказаться ли нам от статуса рынка, и стать, допустим, фрешмаркетом или, как это сейчас модно называется, АПК-ритейлом. Считаю, одно из важных достижений заключается в том, что мы даем возможность развиваться предпринимателям, которые арендуют у нас на «Михайловском» помещения уже не один год. Мы увеличиваем их площади. К примеру, раньше узбекская кухня занимала 50 квадратных метров, сейчас – 80. Мы полностью переделали эту точку, сделали прекрасный дизайн. То же самое произошло с пекарней «Смоковница», которая славится своим бездрожжевым хлебом. Преобразовали рыбный цех, в нем теперь есть и коптильня. Перестроили фруктовый отдел, там заметно увеличился ассортимент, наряду с таиландскими на прилавках теперь присутствуют фрукты и овощи от тюменских поставщиков: «КРиММ», «Нариманово», мы их выделили в отдельный сектор. Появилась различная зелень, фасовка, салаты, чего раньше тоже не было. Можно смело сказать, что мы развиваем наших арендаторов. В целом за время своей работы мы минимизировали затраты, сократили раздутую ранее расходную часть.

— Какие изменения произошли в стратегии развития рынка после того, как холдинг возглавил Иван Михайлов?

— Иван Владимирович очень демократичный руководитель, он не диктатор и прислушивается к мнению своих подчиненных, поэтому мне с ним работать комфортно. Прежде чем предпринять какой-то серьезный шаг, мы советуемся, для меня важно, чтобы мы были когруэнтны в этот момент. По многим вопросам наше видение совпадает. Это тоже определенный процесс взаимодействия, от которого я получаю удовольствие.

— Среди других рынков конкурентов «Михайловскому» нет. Что касается крупных торговых сетей, есть ли соперничество с ними?

— Конкурентов у нас, действительно, нет. Это не мания величия, это факт. Мы можем проводить какие-то сравнения с другими, например, по количеству проданного мяса. Но по его качеству нам точно не будет равных. Мне часто пишут и говорят, что альтернативы нет во всем УрФО. К нам приезжают за советом из других городов, особенно бизнесмены, которые строят рынки. На нас ориентируются, и это, безусловно, приятно. Что касается сетей, то у нас с ними разный покупатель. Мы уже окружены со всех сторон (улыбается). Да, в первую неделю после открытия очередного гипермаркета ощущается небольшой спад трафика. Но как только люди познакомятся с продукцией сетей, они снова возвращаются к нам. С точки зрения ценообразования рынок априори будет дороже, поскольку у нас нет огромных складов, практики перезаморозки продуктов. Товар завозится в определенном количестве, и за его качеством строго следит наша лаборатория. Если мясо, по общепринятым нормам, может храниться в холодильнике от 5 до 10 дней в зависимости от его разруба, то у нас – от 12 часов до 3-х суток. У всех свои приоритеты. У одних – цена, у других – качество. Мы стараемся работать с местными производителями так, чтобы мясо, молоко и т.д. оставались максимально свежими, и их не надо было везти за сотни и тысячи километров. У фермерских продуктов вообще очень короткие сроки хранения.

— На «Михайловском» работают исключительно арендаторы, или у вас есть собственная торговля? 

— Собственная торговля у нас проходит в ярмарочном формате. Обычно весной. У Михайловых есть свое хозяйство — кролики, козы. Эта продукция и представлена на ярмарке.

— Какую долю продавцов составляют тюменские фермеры?

— Не каждый фермер вообще умеет торговать. Вот я не умею, зато могу управлять бизнесом. То же самое и фермер: он разводит животных, делает молоко, домашний сыр, выращивает какую-то экзотическую птицу, тех же страусов, например. У него нет времени стоять на рынке и продавать, этим занимаются другие люди. Возьмем агрофраншизу Тюменского района – это как раз принцип такой работы. Определяют фермера или предпринимателя, которому свозят товар его коллеги, так же берут справки, проверяют животных. И он все это продает. Но по выходным у нас торгуют люди, которые привозят свое домашнее молоко, сыры, сметану. Это тоже фермеры, их устраивает такой формат торговли. На неделе они работают, а в субботу-воскресенье реализуют свою продукцию, это их выбор. Доля фермерской продукции на рынке – около 30%.

— На ценообразование вы как-то влияете?

— Нет. Хотя, когда начинаются жалобы от покупателей, можем вмешаться. Но по большому счету этого быть не должно. Вообще, очень хочется, чтобы прекратились разговоры о том, что «Михайловский» самый дорогой рынок. Просто такого количества фермерских товаров, продукции, производимой на рынке, эксклюзивных новинок вообще ни у кого не представлено, их сложно сравнить или сопоставить с товарами других рынков. Поэтому цены для кого-то, возможно, и кажутся высокими, но мы не можем их снизить.

— Ассортимент на рынке очень широкий, чего еще не хватает, на ваш взгляд?

— Можно было бы сказать, что не хватает птичьего молока. На самом деле, предложения от производителей есть, но они очень ограниченные. Мы и так максимально предлагаем все, что только можно, находим в интернете различные варианты, рекомендуем своим арендаторам разнообразить товар, всячески поддерживаем хорошие инициативы.

 — В данном случае речь ведь не про то, чтобы здесь всегда были устрицы?

К моему приходу Михайлов уволил всех прежних сотрудников, бросив меня буквально в свободное плавание. — Почему, сегодня мы и этот вопрос прорабатываем. Устрицы периодически бывают, но мы задумываемся о том, чтобы они продавались постоянно. Нам интересно, чтобы люди приходили на новую группу товара. Если сравнивать наш регион с Москвой, то в Тюмени, очевидно, ассортимент более скудный, частично это связано со сложностью поставок. Хотя по качеству и многообразию той же рыбы мы очень сильно продвинулись.

— Существует формат западного рынка, который вам наиболее близок?

— У меня есть мечта побывать в Марокко на национальном рынке. Когда-то меня поразил плавучий рынок в Таиланде. Но в нашей реальности, согласитесь, это повторить невозможно. Мы говорим о харизме какого-то определенного места, уклада жизни. Конечно, рынки в Испании поражают своим многообразием морепродуктов, рыбы. Это, безусловно, красиво, колоритно, но у нас неприменимо. Но по стилю, по красоте, по качеству мы не уступим и мировым грандам. Да, ассортимент в силу объективных причин ограничен, но мы можем обернуть его в «красивую обертку».