Богдан Логинов

Дмитрий Изосимов и из архива Алексея Морозова

Холодный расчет

Начав свой бизнес с производства пищевого льда, Алексей Морозов вышел на уровень, когда его компании доверяют строительство центральных ледяных городков в Томске, Ялуторовске, Тюмени, а крупные предприятия типа «Транснефти» заказывают на свои праздники ледяные скульптуры. О том, как завоевываются рынки сбыта, какое из направлений самое прибыльное, и почему он не развивает франшизу, предприниматель рассказал NB.
Холодный расчет
Освоение рынка
Идея заняться производством пищевого льда у Алексея родилась спонтанно: в 2012 году пили с друзьями виски, и захотелось кинуть в бокалы лед, а его нет… Тогда и возникла мысль: почему бы не наладить розничную торговлю в Тюмени? До этого Морозов занимался транспортными услугами, но уже не испытывал удовлетворения от процесса, хотелось именно что-то производить.

Первым делом бизнесмен снял просторное помещение в центре города, чтобы не было проб-лем с логистикой. Самостоятельно по своим чертежам оборудовал там большие морозильные камеры: в ход пошел пенопласт, нержавеющая сталь, специальные агрегаты, которые нагоняют холод. В итоге удалось сэкономить порядка несколько сотен тысяч (профессиональные морозилки обошлись бы значительно дороже). Оборудование для производства льда заказал в Италии, выпустил пакеты для упаковки, нанял человека и спустя два месяца уже выпустил первую партию товара. Все затраты составили порядка 1,5 миллиона рублей, ни в какие кредиты Алексей не залез принципиально – в дело пошли все сбережения, включая машину. Для поездок на время взял какую-то старую колымагу за 60 тысяч рублей.

– Спрос возник сразу, во-первых, потянулись ночные клубы и бары, во-вторых, алкомаркеты. Я даже не понимаю, как все они существовали до меня, – смеется Морозов.

Правда, поначалу наладили сотрудничество только с одной сетью алкомаркетов, а вот чтобы завоевать другие, пришлось пускаться на хит-рость. Алексей нанял нескольких актеров из института культуры, которые ходили по специа-лизированным магазинам, торгующим спиртным, и устраивали истерики, когда им говорили, что льда в продаже нет. Текст был примерно такой: «Да как так, мы приехали из другого города, у вас не маркет, а…». Перед заказчиком ребята отчитывались диктофонными записями. Через неделю бизнесмен звонил в алкомаркет: «Лед нужен?» – «Нужен». Так что освоение рынка шло вполне бодрыми темпами. Кстати пришлась и фамилия, название компании зазвучало красиво и убедительно: «Лёд Морозов».

Объемы производства составляли в среднем полтонны в неделю. С работой в цехе легко справлялся один человек. Третьим сотрудником предприятия стал друг Алексея, который сначала работал за идею, а уже потом – за деньги. Помимо клубов и алкомаркетов, продукцию начали распространять в сети магазинов «Катран» и «Клюква». Морозов пытался зайти в крупные федеральные сети, но не пустили. Сейчас главная задача – обосноваться в «Красном и Белом», это позволило бы и значительно увеличить объемы производства. Пока процесс в стадии переговоров. Особой конкуренции в сегменте изготовления пищевого льда в Тюмени Алексей не ощущает, чувствует себя практически монополистом.

Ледяной рояль
Вторым этапом развития бизнеса (через год) стали ледяные скульптуры.

– Как-то увидел в Интернете информацию, что в Москве некто Михаил Муха занимается ледяными скульптурами круглый год, меня это чрезвычайно заинтересовало, – рассказывает предприниматель. – Я«НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО БИЗНЕС СЕЗОННЫЙ, СТРОИТЕЛЬСТВО ГОРОДКОВ – САМОЕ ПРИБЫЛЬНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ. В ПРИНЦИПЕ, ВСЕ ТРИ СЕГМЕНТА ДОВОЛЬНО ВЫСОКОРЕНТАБЕЛЬНЫ, ПОСКОЛЬКУ ОСОБЫХ ЗАТРАТ ПРОИЗВОДСТВО НЕ ТРЕБУЕТ. ГЛАВНЫЙ ИНГРЕДИЕНТ – ВОДА…» ему позвонил и напросился на обучение. Купил дорогой коньяк, приехал, он мне все объяснил и показал.

После этого Морозов заказал оборудование в Америке – для изготовления ледяных блоков при плюсовой температуре, обошлось оно в 800 тысяч рублей за три установки. Казалось бы, какой лед летом? Оказывается, очень даже востребованная услуга. Например, на различные юбилеи и праздники ледяные скульптуры любят заказывать крупные предприятия и просто богатые люди. Несмотря на то, что фигура через несколько часов тает.

– Недавно для «Запсибгазпрома» делали ледяной двухметровый сейф с крутящейся ручкой и «золотыми» слитками (подкрашенный лед) внутри. Очень эффектно и красиво. На крыше ресторана «Счастье» для мероприятия изготовили ледяной рояль. Большим спросом пользуются ледяные самовары. Туда можно налить водку, и из краника она будет течь уже охлажденная, – улыбается Алексей.

Рояль обошелся организаторам праздника в 50 тысяч рублей, самовар стоит в среднем 15 тысяч. География заказов довольно обширна, на ледяные скульптуры поступают заявки из разных городов России. К слову, недавно трехлитровый самовар увезли по заказу в Казахстан, как потом узнал Морозов, самому Назарбаеву. Много клиентов на Севере, большую фигуру заказывали на презентацию «Лады Весты» в Ижевске. Мастера по изготовлению скульптур руководитель компании нашел по объявлению, это бывший каменщик, который всегда мечтал работать со льдом. По словам Алексея, он вытачивает фигуры любой сложности четко и быстро, как машина.

Рентабельность – на высоте
Третье направление бизнеса самое сложное и ответственное – строительство ледяных городков. Начало ему было положено в 2014 году, получилось все опять же довольно спонтанно. 24 декабря Морозову позвонили из Москвы и предложили доделать городок в Муравленко, поскольку исполнители ушли в запой. Недолго думая, Алексей взял младшего брата, купил две пилы, стамески – и рванул на Север.

– Мастера взять не мог, он исполнял крупный заказ в Тюмени, а я же не скульптор, а организатор. По приезду нанял каких-то местных работяг, закупил оборудование, и процесс пошел, – рассказывает мой собеседник. – 29 декабря мы этот городок успешно сдали. За работу получили не так много, тысяч 300 на двоих, но все равно мне это дело понравилось. Решил заняться им всерьез. Бизнес интересный, правда, сезонный. Забор льда мы наладили с озера Липового.

Чаще всего городки, понятное дело, заказывают различные администрации. Правда, не напрямую, а через посредников, которые выигрывают тендеры. Фирма Морозова в данном случае выступает как подрядчик. Хотя иногда Алексей и сам участвует в торгах, недавно выиграл конкурс для «Транснефти», перед этим – у «Сбербанка». Крепко обосновался в Ялуторовске, нынче построил центральный городок в Томске. А вот в Тюмени уже который год главную площадку на Цветном бульваре застраивают ребята из Перми.

– Очень сильная команда, у них уже 10-летний опыт, а у меня всего три года, понятно, что «салага» по сравнению с ними, – смеется Алексей. – Но я все равно хочу построить этот городок в Тюмени.

Пока же на Цветном бульваре его бригада возводит только ледяные горки. Поскольку заказы поступают уже стабильно каждый год, Морозов сформировал костяк бригадиров, которые по необходимости для того или иного объекта набирают бригады рабочих. В основном это каменщики. Непосредственно скульпторов в компании несколько, один приезжает из Кисловодска, другой – из Заводоуковска, остальные – из Тюмени. Кто-то занимается объемными фигурами, а кто-то – барельефом, рисунком.
50 
ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ СТОИЛ ЛЕДЯНОЙ РОЯЛЬ, КОТОРЫЙ КОМПАНИЯ ИЗГОТОВИЛА НЫНЕШНИМ ЛЕТОМ, САМОВАР В СРЕДНЕМ ОЦЕНИВАЕТСЯ В 15 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ

Несмотря на то, что бизнес сезонный, строительство городков – самое прибыльное направление. В принципе, все три сегмента довольно высокорентабельны, поскольку особых затрат производство не требует. Главный ингредиент – вода, Морозов берет ее из водопровода, но при этом она проходит серьезную очистку, это, кстати, самая дорогостоящая статья – фильтры иностранные, и их надо часто менять, поскольку вода у нас не очень хорошая. Рост доллара и евро сразу сказывается на цене очистки. Зато в качестве перспективы можно подумать о производстве питьевой бутилированной воды, и Алексей об этом уже размышлял:

– Друг живет в Сургуте, и у них это направление вообще не развито. Почему бы не попробовать?

Проблемы
Годовой оборот предприятия приближается к 7 млн рублей. Производственных мощностей фирме пока хватает, единственное, со временем пришлось еще добавить пару морозильных установок, собранных опять же по проекту владельца. В штате сейчас работают 4 человека, включая руководителя: один – на производстве, один помощник и водитель и один скульптор.

В качестве проблем бизнеса Морозов называет нехватку толкового зама, который мог бы взять на себя часть организаторских работ и… тендеры.

– Обычный пример: заказчик, зная по опыту мою компанию с хорошей стороны, хочет обратиться напрямую и не может. Только через конкурс, который обычно выигрывает тот, кто заявляет меньшую стоимость. Меньшая стоимость – хуже качество. В итоге приходится придумывать какие-то обходные пути…

Уже не раз Алексею предлагали открыть франшизу, но он не очень хорошо представляет, как все это будет работать. А вдруг где-нибудь в Нижневартовске компания под его брендом схалтурит? То есть все придется очень жестко контролировать, на что нет ни времени, ни ресурсов. При этом предприниматель уже не видит широких перспектив для развития бизнеса: по производству пищевого льда и скульптур он и так освоил городской рынок, а увеличивать количество ледовых городков не имеет смысла: за два месяца (ноябрь-декабрь) выше головы не прыгнешь, очень много организаторской работы, которая отнимает все время. Но главное – бизнес приносит удовольствие, а это дорогого стоит.