Богдан Логинов

Почему России не нужны передовые технологии в «нефтянке»?

В начале июня в Баку прошла международная выставка «Нефть и Газ Каспия», где участвовали и тюменские предприниматели. О том, какие перспективы открылись перед его компанией после встречи с азербайджанскими коллегами, а также о том, что мешает применять в нефтяной отрасли России передовые технологии, NB Life рассказал генеральный директор ООО «ИНТЭС» Юрий Богачук.
Почему России не нужны передовые технологии в «нефтянке»?

– Юрий, минувшая выставка в Баку для вашей компании стала самой эффективной (из тюменских участников. – Ред.). Расскажите о деятельности организации.

– Мы занимаемся инновационными разработками в области нефтедобычи, делаем интеллектуальные станции управления. Они позволяют увеличить добычу нефти на выработанных или находящихся в последних стадиях разработки скважинах от 2 до 5 раз. Мы их производим и обслуживаем. Сборка налажена в Челябинске. В принципе, производители подобного оборудования в России есть, но такого качества как у нас, вы не найдете нигде в мире.

– Сколько стоит оборудование?

– Первоначальная цена многих пугает – маленькая станция стоит 45 тысяч евро, большая – 55 тысяч. Но окупается за 3 месяца – за счет прироста добычи нефти. Подобные расчеты проводили, к примеру, в «Роснефти» и «Юганскнефтегазе». Допустим, скважина дает 5 тонн нефти в месяц, после установки оборудования начинает давать 8 тонн. Система автоматически оптимизирует работу скважин, причем с сохранением регламента эксплуатации насосного оборудования. 10 лет – гарантированный срок работы станции, хотя некоторые мы установили в 1996 году, и они до сих пор функционируют. В принципе, производители подобного оборудования в России есть, но такого качества как у нас, вы не найдете нигде в мире

На днях мы получили заключение об успешном испытании вентильных станций на «Салым Петролеуме»* – это наша недавняя разработка. А самое последнее изобретение – насос нового поколения, на постоянных магнитах. Он позволяет сократить затраты на электроэнергию плюс работает с дебетом от 2 до 100 кубов.

– С таким уникальным оборудованием вас нефтяные компании должны «отрывать с руками и ногами»…

– К сожалению, этого не происходит. В стране вообще сейчас непонятно что творится с экономикой. Приведу пример. Мы успешно работали на месторождении в Увате, и тут приходит новая команда и заявляет: нам велено сократить затраты на добычу нефти, поэтому ваши станции мы уберем, будет работать на обычных. Наши аргументы о том, что они потеряют в объемах, их не убедили. В итоге в научно-техническом центре сделали расчет: убирая наши станции, месторождение экономит 600 тысяч рублей в месяц, но при этом теряет 43 тонны нефти в сутки, а это 17 млн рублей в месяц! При этом у компании сразу вырастают операционные затраты, потому что наши станции работают в автоматическом режиме, ими можно управлять с сотового телефона, а чтобы включить-выключить стандартное оборудование, приходится бегать на каждую скважину, дело в том, что в сложных условиях их автоматика обычно не работает. Плюс – затраты на доставку новых станций.

Стенд Тюменской области на выставке в Баку

– С кем сейчас работаете в России?

– С «Салым Петролеумом», «Роснефтью», а также в Ставрополье, пока все. Пытаемся выходить на международные рынки, работаем в Сербии, там тоже установлено наше оборудование. Побывали на выставке в Азербайджане, я почти год готовился к этому событию, провел переговоры практически со всем руководством – и госкомпаний и иностранных компаний. А чтобы народ подходил к нашему стенду, мы сделали макет станции управления – поместили в трубу мяч. Благодаря процессу стабилизации он «парил» в воздухе на одном уровне, естественно, это привлекало внимание посетителей. К нам подходили начальники отделов, директор проекта института и даже советник министра энергетики, с которым мы плодотворно пообщались. 

– И что в результате?

– Нас должны пригласить на промышленные испытания на местные месторождения, а уже после этого надеемся на заключение договора. Партнеры в Азербайджане остались очень довольны нашей разработкой, если все пройдет удачно, могут заказать сразу 280 (!) наших станций. У меня даже голова закружилась от такого объема (улыбается).

– Думаете, это реально?

– Вполне. В Азербайджане сейчас вкладывают в научное развитие большие деньги, они строят трубопровод «Южный поток». Самое время привести в страну новые технологии, создать высокотехнологичные рабочие места. У России был шанс развить свои технологии – до 2014 года, но мы его упустили. А сейчас только и остается разводить руками, санкции, мол, мешают.

– Сколько времени вам понадобится, чтобы произвести 280 станций?

– Было бы желание, мы можем работать круглосуточно, пока в месяц изготавливаем 30 штук. Но если приспичит, сделаем за этот же срок и 200.

– Вы сказали, что в России станции, подобные вашим, производят, но не того качества. В чем все-таки преимущества вашего оборудования?

– Конкуренты пытаются просто использовать датчики давления. Это прибор, который распознает давление в скважине, но не определяет состав плотности жидкости на рабочих органах насоса. Наша система как раз распознает, какую продукцию насос перекачивает, и в зависимости от этого принимает решение. Таких технологий на сегодняшний день в нефтедобыче нет

Переговоры с представителями азербайджанских компаний

– Неужели и за рубежом нет аналогов?

– Таких – нет. Хотя на различных месторождениях, где установлены станции, эксперты пытаются по нашим отчетам «скопировать» технологию, но у них ничего не выходит.

– Специалистов сами выращиваете? Партнеры в Азербайджане остались очень довольны нашей разработкой, если все пройдет удачно, могут заказать сразу 280 (!) наших станций. У меня даже голова закружилась от такого объема

– Да, в основном это выходцы из нефтегазового университета, есть экономисты, некоторые даже бывшие летчики, кто-то пришел из сельхозинститута. За нашими специалистами гоняются нефтяные компании, многих уже забрали в «Роснефть», некоторых – в «Лукойл ЭПУ Сервис». Им предложат зарплату на 5 тысяч рублей больше, чем у нас, и они сразу уходят. Потому что на тот момент у нас не было особых перспектив. Вот сейчас если все получится с Азербайджаном, то быстро разовьемся. Раньше оборот компании составлял 150 млн руб. в год, а сегодня – всего 30. В основном все деньги мы тратим на развитие технологий.

– В принципе ведь ваше оборудование имеет стратегическое значение для нашей «нефтянки», не пробовали выходить «наверх» – на уровень министров, к примеру, чтобы обеспечить его внедрение?

– В 2005 году я для администрации президента проводил анализ наших наработок, тогда Фурсенко еще не был министром, но состоял в рабочей группе. Он буквально сказал следующее: классную вы технологию сделали, но вам придется жить в бункере, потому что там, где сокращают затраты, такие ноу-хау становятся опасными... И с тех пор никакой помощи мы не получаем. Мы выходим на опытно-промышленные испытания (ОПИ), хотя у нас маленькая компания, а каждая поездка – это минимум 200 тысяч рублей. А контракт при этом не факт, что заключат. Если нет – то деньги никто не вернет. Тем не менее, надеемся на лучшее.

P.S.

Особую благодарность за помощь в дни проведения выставки в Баку Юрий Богачук выражает Торгово-промышленной палате Тюменской области и лично ведущему специалисту Центра ВЭД ТПП ТО Анастасии Дороховой. За содействие в организации деловых встреч и услуги переводчика.

*«Салым Петролеум Девелопмент» – совместное предприятие, созданное в 1996 году для освоения Салымской группы нефтяных месторождений в Западной Сибири.